Боязнь инсульта фобия

«Я падаю на улице от инсульта»: психолог, переживший концлагерь, о борьбе со страхом

Боязнь инсульта фобия

В чём секрет исцеления, когда речь идёт о душе человека? Об этом в книге «Доктор и душа: логотерапия и экзистенциальный анализ» рассказал австрийский психиатр, психолог и невролог, бывший узник нацистского концентрационного лагеря Виктор Франкл. В день выхода книги на русском языке RT публикует одну из её глав — «К психологии невроза страха».

Текст предоставлен издательством «Альпина нон-фикшн».

В этом разделе мы рассмотрим на ряде отобранных случаев психологическую структуру невроза страха. Эти примеры демонстрируют, что невроз коренится отнюдь не только в психическом. Начнём с конкретного случая эритрофобии (страха покраснеть. — RT). Физиологическая причина этого невроза — расстройство вегетативно-сосудистой регуляции.

Но само по себе это расстройство ещё не является неврозом в собственном смысле слова, так как сначала должен проявиться патогенный компонент психического происхождения. Во многих случаях психический компонент в этиологии неврозов имеет форму душевной «травмы».

Так, в рассматриваемом случае — страхе покраснеть — пусковым механизмом послужил следующий эпизод: однажды молодой человек вошёл с холодной зимней улицы в жаркое кафе.

Естественно, когда он подошёл к столу, где собралась компания его друзей, лицо у него было красное, и один из приятелей не нашёл ничего умнее, как обратить внимание и этого юноши, и всех присутствующих на красноту его щёк и начать над ним насмехаться. В этот момент и были заложены основы невроза.

До тех пор у молодого человека отмечалась лишь вегетативно-невротическая предрасположенность, «соматическая предпосылка», не более того, но теперь к ней присоединилась тревожность: в следующий раз в аналогичной ситуации пациент заранее боялся покраснеть, и это провоцировало румянец даже без столь резкой перемены температуры, то есть без внешней причины.

Как только включается механизм тревожного ожидания, дальше он уже работает бесперебойно: страх вызывает соответствующий симптом, а симптом усиливает страх. Цикл замыкается, и разомкнуть его может только лечение. Теоретически возможно и медикаментозное лечение (а не только в форме скрытого внушения), но в целом проще и успешнее всего лечение проходит в форме собственно психотерапии.

В рамках такого лечения нам прежде всего нужно сделать тревожное ожидание настолько «по-человечески» понятным для пациента, чтобы оно перестало ему казаться «болезненным», то есть в каком-то смысле «роковым».

Как только пациент поймёт, что вполне оправданная тревога вызывает определённый симптом, он прекратит преувеличивать значение этого явления и бояться его, и тогда симптом уйдёт сам собой, а порочный круг будет разорван.

Избавив пациента от преклонения перед симптомом как своего рода самовластным патологическим событием, мы добьёмся ослабления той судороги, которая удерживает внимание пациента на симптоме и является причиной закрепления симптома.

В других случаях, в соответствии с приведённым выше схематическим обзором возможных патогенных моментов, может проявляться и физиологическая причина невроза страха, эндокринное нарушение регуляции. Так, когда мы имеем дело с агорафобией (страх открытого пространства.

— RT), часто обнаруживаются явственные признаки гипертиреоза (гормональное заболевание, вызванное повышением функции щитовидной железы. — RT). Из таких предпосылок может вырасти невроз страха.

В особенности при агорафобии обнаруживаются, как правило, «травматические» переживания, обрушившие лавину страха.

Наряду с необходимостью разъяснить пациенту источник его тревожности важно также помочь ему дистанцироваться от страха. Проще всего этого достичь, объективируя симптом, но это удастся лишь при условии, что пациент освоит искусство смеяться над собой.

Дистанцирование от симптомов и их высмеивание имеют определённую задачу: дать пациенту возможность встать «в стороне» от чувства страха или «над» ним. Юмор — лучшее средство создать дистанцию. Постараемся же использовать это средство: перехватим ветер у парусов невротического страха.

Например, человек, страдающий агорафобией, жалуется, что он боится выйти на улицу, как бы с ним «не приключился удар». Попробуем предложить ему: пусть, выходя из дома, заранее представит себе, как он падает на улице от инсульта.

Доведём его страх до абсурда, пусть приговаривает: «Со мной же очень часто случается, что я падаю на улице от инсульта, конечно же, и сегодня это тоже произойдёт». Тут-то он и осознает, как мало в этом страхе реального опасения и как много невроза, а это — серьёзный шаг к тому, чтобы дистанцироваться от страха.

Больной постепенно научится быть «выше» своего страха, и юмористический подход, который мы ему предложим, облегчит эту задачу, потому что юмор всегда помогает человеку встать «над ситуацией». Можете сколько угодно смеяться над таким способом преодолевать симптомы невроза, но посмеётся и сам пациент, а тем самым он — с нашей помощью — отчасти уже и выиграл в этой игре!

Невротик должен не только научиться действовать вопреки своему страху, но именно делать то, чего он боится, и даже искать и навлекать на себя те ситуации, которые ему страшно пережить. Страх «останется с носом», ведь он — биологическая реакция, которая пытается саботировать какое-то действие или избежать ситуации, которая «в глазах страха» представляется опасной.

Когда же больной научится действовать «помимо» этого страха, то и страх рассосётся: это похоже на атрофию, наступающую при неиспользовании какого-либо органа.

«Жить помимо страха» — это негативная цель психотерапии в узком смысле слова, цель, которую зачастую удаётся достичь, прежде чем благодаря психотерапии и экзистенциальному анализу утвердится и позитивная цель — «жизнь для какой-то цели».

Наряду с соматогенными псевдоневрозами существуют не только психогенные, но и описанные мной ноогенные неврозы. Такого рода пример представляет собой молодой человек, живший в постоянном ужасе перед раком.

В ходе экзистенциального анализа была выявлена избыточная сосредоточенность на образе смерти, которая полностью заглушала интерес к теперешнему «образу жизни», к вопросу, как ему жить сейчас.

Этот страх перед смертью был на самом деле укором совести, которая не оставляет в покое человека, если тот не реализует свои возможности, но пренебрегает ими и лишает смысла своё бытие.

Отсутствие интересов к собственным возможностям коррелировало у этого пациента с невротическим интересом — живым и эксклюзивным — к смерти. За такого рода невротическим страхом скрывается, следовательно, экзистенциальный страх. Он специфически проявляется в симптомах фобии.

Экзистенциальный страх сгущается до ипохондрической фобии, в которой прежний страх смерти (= страх совести) сосредотачивается на конкретной смертельной болезни. В ипохондрическом неврозе мы наблюдаем отведение экзистенциального страха на отдельный орган. Страх смерти, проистекающий из сознания растрачиваемой жизни, вытесняется, заменяясь страхом перед одним конкретным заболеванием.

Такие формы концентрации экзистенциального страха — страха и перед смертью, и перед жизнью в её цельности — постоянно встречаются при анализе невротических процессов.

Изначальный тотальный страх ищет себе конкретное содержание, объективную подмену «смерти» или «жизни», представителя этой «пограничной ситуации» (Ясперс), символическую репрезентацию (Штраус). Эти «репрезентативные функции» в случае, например, агорафобии берёт на себя «улица», а в случае страха перед выступлением — «сцена».

Зачастую в словах, которыми пациенты описывают свои симптомы и затруднения, можно проследить отблеск изначального, экзистенциального невроза, хотя сами пациенты понимают свои слова лишь как метафору, образное выражение.

Так, пациентка, страдающая агорафобией, выбрала для передачи своего страха такие выражения: «Кажется, будто я подвешена в воздухе» — и это очень точное выражение для её духовного положения. Да, её невроз по сути был психическим выражением такой духовной ситуации.

Чувство страха и дурноты, которое настигало эту страдающую агорафобией пациентку, когда она выходила на улицу, в экзистенциальном анализе истолковывается как, можно сказать, «вестибулярное» выражение её экзистенциальной ситуации.

И точно так же замечательным примером могут послужить слова, которыми боящаяся сцены актриса попыталась передать свой страх: «Всё слишком большое, чрезмерное — всё гонится за мной — мне страшно, что так и пройдёт жизнь». Другая пациентка без какого-либо влияния со стороны описала свой опыт агорафобии буквально так: «В духовной сфере я часто вижу перед собой пустоту, и в пространстве тоже… Я не знаю, где моё место, куда хочу продвигаться».

И даже если невротический страх является не только непосредственным психологическим выражением чистого страха перед жизнью, но в каких-то случаях служит и средством для достижения цели, это его назначение второстепенно.

Иногда, но далеко не всегда и только в качестве второстепенной его роли, невротический страх обслуживает тиранические тенденции по отношению к тому или иному члену семьи или превращается в «оправдание болезнью», защищающее от чужих или собственных претензий, как обычно стремится доказать индивидуальная психология.

Наряду с этой «опосредованной» функцией страха — в обоих смыслах этого слова: его «вторичной» функцией и его функцией «средства» — то есть наряду с вероятным истолкованием невротического страха как «аранжировки», он всегда имеет первичную и непосредственную роль выражения. Фрейд справедливо говорил о «невротических приобретениях» как о «вторичном (!) мотиве болезни».

Но и в тех случаях, когда этот вторичный мотив болезни всё-таки присутствует, не рекомендуется «в лицо» говорить больному, что он своей симптоматикой пытается удержать жену или властвовать над сестрой и т.д. Обычно подобная откровенность не вызывает ничего, кроме протеста.

Или же это превратится в своего рода шантаж: мы будем твердить пациенту, что симптом — это оружие, которым он терроризирует близких, пока он не соберется с силами и не преодолеет каким-то образом этот симптом, лишь бы мы от него отвязались со своими упреками. Такое довольно-таки несправедливое обращение приносит успех многим видам психотерапии.

Но нам кажется намного более правильным не добиваться шантажом «отказа» от симптома и вынужденного исцеления, а подождать, пока пациент не расслабится психологически и сам не заметит, что он использует симптом и злоупотребляет им как средством господствовать над социальным окружением или над ближним кругом. Именно спонтанность такого самоосознания и признания обеспечивает подлинный терапевтический эффект.

Поскольку экзистенциальный анализ рассматривает невроз страха в конечном счёте как модус экзистенции, как способ существования, определённую позицию человека и его духовное решение, это уже говорит в пользу логотерапии как наиболее адекватной специфической терапии.

Возьмём для примера конкретный случай климактерического невроза страха.

Помимо нарушения эндокринного баланса, которое мы считаем соматогенной причиной заболевания, главные его корни мы найдём в духовном, экзистенциальном измерении: в переживании жизненного кризиса как кризиса экзистенциального, в угрозе, которую представляет для человека негативный духовный баланс.

Пациентка, красивая женщина, была избалована обществом, теперь же ей предстояло вступить в тот период жизни, когда об эротических успехах уже и речи нет, требовалось «терпеть» исчезновение своей красоты.

В эротическом смысле жизнь этой женщины заканчивалась, и она не находила себе ни цели, ни смысла, никакого содержания в оставшихся годах — существование казалось ей бессмысленным. «Утром я встаю, — буквальные её слова, — и спрашиваю себя: что сегодня? Сегодня — ничего…» Потом пришёл страх. Поскольку она не могла наполнить жизнь содержанием, пришлось ей встраивать страх в свою жизнь.

Нужно было найти новое содержание жизни, смысл — и тем самым вновь обрести себя, своё «Я», свои внутренние возможности, но уже независимо от эротических успехов и роли в обществе. Требовалось развернуть пациентку прочь от её страха — лицом к её задачам.

Вторая, позитивная цель экзистенциального анализа в логотерапии может быть достигнута даже прежде негативной цели всякой психотерапии в узком смысле слова — об этом мы уже говорили.

И достижение позитивной цели в определённых обстоятельствах само по себе освобождает пациента от невротического страха, поскольку устраняются экзистенциальные источники страха. Невротический страх в той мере, в какой это страх экзистенциальный, лишается опоры, стоит человеку вновь обрести полноту смысла.

Для страха, можно сказать, не остаётся места, или, как спонтанно высказалась та пациентка, «не остаётся времени». Вот что требуется в такой ситуации от нас: конкретного человека в конкретной ситуации подвести к уникальной и неповторимой задаче его жизни.

Тогда человек сможет «стать тем, кто он есть» и перед ним предстанет «образ того, кем он должен стать», и, пока он не станет тем, кем должен, «не будет ему покоя», как сказал бы Рюккерт.

Для нашей пациентки климактерический кризис должен был стать кризисом нового рождения «от духа», это и было в данном случае задачей логотерапии, в то время как терапевты брали на себя роль акушерки в сократическом смысле. И было бы, как будет показано далее, грехом против ремесла назначать пациентке какие-то задания со стороны. Напротив, экзистенциальный анализ, как мы уже убедились, пробуждает именно самостоятельную ответственность.

В рассмотренном случае пациентка смогла найти «собственную» жизненную задачу. Полностью отдавшись новому содержанию жизни, обретённому смыслу существования, переживая свою полноту в нём, она не только возродилась новым человеком, но и окончательно избавилась от невротической симптоматики.

Все функциональные ощущения в области сердца — беспокойство, пальпитация, — от которых страдала эта пациентка, исчезли, несмотря даже на объективное состояние климакса. Тем самым подтвердилось, что сердечно-невротическое «беспокойство» было выражением духовного беспокойства, ощущения западни.

Inquietum est cor nostrum— говорится у Августина, и сердце нашей пациентки было тревожно, пока не обрело мир в сознании своей уникальной и неповторимой жизненной задачи, в сознании ответственности и долга. 

Источник: https://russian.rt.com/article/323087-ya-padayu-na-ulice-ot-insulta-psiholog

страх инсульта

Боязнь инсульта фобия

Что с этим делать? Реабилитация после инсульта означает не только восстановление физических возможностей и навыков, но и преодоление психологических нарушений. Одним из наиболее частых психических осложнений инсульта является депрессия.

По статистике в той или иной степени ей подвержено до двух третей людей, перенесших инсульт. Депрессия после инсульта не только служит причиной социальной дезадаптации, семейных проблем и отчужденности человека от близких, но и препятствует успешности реабилитационных мероприятий.

С чем же связана депрессия после инсульта и как с ней справиться? Причин постинсультной депрессии две. Первая непосредственно связана с поражением головного мозга, вторая — с негативной оценкой человеком своего состояния.

Инсульт означает острое нарушение кровоснабжения участка головного мозга и гибель его клеток.

Психоз и страх у пожилых, деменция после инсульта

С ПА живу года два. В последнее время вроде как отлегло – этот сайт очень помог. Но жизнь преподносит различные сюрпризы и головняки. Начала бояться оч сильно инсульта Особенно становится страшно вечерами, боюсь уснуть И я боюсь инсульта.

боюсь умереть от инсульта. Здраствуйте.Меня зовут Мария мне 18 лет. У меня с лет 8 диагноз ВСД — случались приступы с.

Избавиться от страха повторного инфаркта можно путём определенных психологических тренировок. Это вам скажет и поможет реализовать любой грамотный психотерапевт.

Советую вам пройти такого рода психотерапию как можно быстрее, так как ваши страхи могут оказать негативное влияние на состояние вашей сердечно-сосудистой системы.

Страдаю разными страхами, у меня это связано с гормональним нарушением в организме, болезенью гипофиза и поликистозом. Что можно сделать в моей ситуации, чтоби выйти из этого состояния, так как медикаменты не помогают?

Не исключено, что это поможет нормализовать и ваш гормональный статус.

Если сердцебиение и давление – сходите к кардиологу и проверьте сердце. А если переживаете по поводу инсульта – сходитеик неврологу и проверьте сосуды. Началось все полтора месяца назад. Было жуткое сердцебиение и давление.

Люди, перенесшие инсульт, нередко остаются частично . касается тревог, фобий и посттравматического стрессового расстройства.

Инсульт Инсульт — достаточно распространенное заболевание в 21 веке. В перечне основных причин смертности, инсульт занимает почётное второе место, после инфаркта сердца.

Однако, патологический процесс, приводящий к обоим заболеваниям, одинаков. Просто он локализуется в разных органах.

Весь патогенез сводится к тому, что сосуд, кровоснабжающий такой важный орган как сердце или мозг, забивается тромбом свернувшейся кровью, оторвавшейся атеросклеротической бляшкой и пр.

В результате кровоснабжение в участке этого сосуда прекращается и орган частично перестает функционировать.

Причины, виды, признаки и последствия инсульта

Еще один бич нашего времени, борющийся за первое место с бессменным лидером века в изматывании человечества — острыми сердечными заболеваниями. И тогда с присущим нам героизмом начинаем неравный бой за свое здоровье. Баяндина Иван Джулай и заведующий отделением для больных с острым нарушением мозгового кровообращения областной больницы Артем Тимофеев.

При этом у больных с инсультом развитие аффективных нарушений Постинсультные генерализованные тревожные расстройства, фобии и апатия.

Основной упор в нем делается на сеансы психотерапии.

Чаще всего психотерапевты при лечении панических атак делают упор на экзистенциально-гуманистические установки: Также может применяться обучение позитивному мышлению, гипноз, нейролингвистическое программирование, сказкотерапия и т. панические атаки, симптомы и лечение, психотерапевтОднако беседы с психотерапевтом не дают мгновенного результата.

На время психотерапевтической работы, которая может растянуться на несколько месяцев и даже лет, для снятия приступов психических атак, для ослабления их симптомов, назначают лекарственные препараты.

Обычно для этого используют бета-адреноблокаторы, транквилизаторы, антидепрессанты.

Используйте все возможности современной терапии! Режим дня, питание и спорт существенно не влияют на течение заболевания, однако соблюдение рекомендаций врача, касающихся распорядка дня, способны смягчить течение атаки и уменьшить частоту появления атак.

В частности, необходимо высыпаться, соблюдать разовый режим питания, чаще бывать на свежем воздухе, заниматься каким-либо видом физической нагрузки спорт, танцы, бассейн и т. Итак, мы уже говорили о том, что такое инсульт, о механизмах его развития и способах предотвращения. Но что же делать, если не удалось предотвратить его развитие?

Об этом и пойдет речь. Однако, не всегда инсульт возникает внезапно:

Рекомендации для психической и социальной адаптации – После перенесенного инсульта

Май 20, , Для начала скажу, что когда я у врачей спрашивала возможен ли инсульт, то они смеялись или улыбались мне в ответ, выписывая успокоительные. Что собственно говорит о том, что мы невротики несём чушь.

фобия как инструмент – Григорий Дашевский об”Избранных днях” Майкла Каннингема – Журнал”Коммерсантъ Weekend”.

Мария, у вас выраженные признаки ПА панической атаки. Поэтому еще раз обратитесь к психиатру или психотерапевту, которые принимают в поликлиннике, к которой вы приписаны. Думаю, вам рекомендовано очное лечение.

фобии, в настоящее время, лечатся всего за несколько сеансов и лечение это безмедикаментозное. Впрочем все зависит от специалиста.

Уважаемый клиент, наши эксперты потратили свое время и свои профессиональные знания, чтобы ответить на ваш вопрос.

Выполняя обещание, даю свое видение решения Ваших вопросов. Пожалуйста, постарайтесь услышать и понять. Еще со школы, мы все знаем то, что все болезни, как говорят, от нервов. Но когда болезни приходят, то люди, в основном, ищут чудодейственную таблетку, вместо поиска причины болезни и работы, прежде всего, над этой причиной и, в принципе, над собой.

В Вашей жизни, как Вы пишете, причиной всех проблем стала тетя. Здесь, в психологическом плане, идет перекладывание вины. Я допускаю то, что тетя была плохая, но то, как все жизненные ситуации воспринимаете Вы, зависит только от Вас. Ведь у Вас, даже в отношениях с мамой, есть внутренне напряжение.

Как производится лечение депрессии после инсульта

Беспокойство бывает достаточно разное. Это общее определение включает целый ряд негативных психологических состояний. Наряду с эмоциональной составляющей, они могут проявить себя и как проблемы физического плана.

Очень мощная тревога способна деформировать повседневную жизнь и даже вызвать различные заболевания.

Условным вариантом нормы считается беспокойство, предшествующее серьёзным и сложным делам ревизия на работе, медицинское обследование, операция, представление результатов многомесячной или даже многолетней работы и т.

фобии – это сильный и навязчивый страх, не поддающийся полностью перед каким-либо тяжёлым заболеванием, чаще всего инсультом, инфарктом.

Обычно является причиной пробуждения от сна. Усиливается, когда вы меняете позицию, наклоняетесь, кашляете или напрягаетесь.

Другие симптомы зависят от тяжести инсульта и его локализации: Сонливость, потеря сознания, кома — могут проявляться, но не всегда. Нарушение слуха — снижение чувствительности слуха или полное отсутствие с одной или обеих сторон.

Нарушение вкуса — снижение чувствительности вкуса, либо отсутствие вкуса, либо неправильное восприятие вкуса, на всей поверхности языка или его части.

Нарушение тактильной чувствительности, и чувства боли — обычно снижение чувства давления, боли, температуры, прикосновения, на каком либо участке тела.

Агорафобия

Поиск по сайту Что делать, если у меня похожий, но другой вопрос? Если вы не нашли нужной информации среди ответов на этот вопрос, или же ваша проблема немного отличается от представленной, попробуйте задать дополнительный вопрос врачу на этой же странице, если он будет по теме основного вопроса. Вы также можете задать новый вопрос, и через некоторое время наши врачи на него ответят.

Также можете поискать нужную информацию в похожих вопросах на этой странице или через страницу поиска по сайту. Мы будем очень благодарны, если Вы порекомендуете нас своим друзьям в социальных сетях.

Генератор фобий. Узнайте Инсульт — вторая причина смертности среди людей старше и пятая среди людей 15–59 лет. Ежегодно в мире происходит инсультов, более людей погибает.

Среди признаков психологического характера выделяют следующие: Незначительные чувства тревоги не вызывают поводов для серьезного беспокойства.

Однако, при наличии социальной фобии человека не покидает мысль, что он может быть унижен, раскритикован или осужден.

Такие люди стараются избегать любого социального взаимодействия: Социальное тревожное расстройство не всегда сопровождается соответствующей симптоматикой.

Бывает так, что такое состояние может проявляться лишь при наступлении определенной ситуации, например, при знакомстве или выступлении на публике.

В случае, если социальная тревожность присутствует в тяжелой форме, подобные симптомы возникают не зависимо от сложившейся социальной ситуации.

Диагностировать социофобию помогут тесты При наличии признаков социальной фобии проведение обследования начинается специалистом с опроса больного и физического осмотра.

Могут быть применены разные виды тестов, так как специальных лабораторных исследований для диагностирования заболевания не существует. Тесты помогают в определении причины, вызвавшей развитие патологии.

Если физическое заболевание отсутствует, то больной направляется на осмотр к психологу или психиатру. Они в своей работе используют специально разработанные интервью, которые помогают в выявлении проблемы.

Для постановки диагноза, специалист берет во внимание продолжительность и интенсивность присутствующих характерных симптомов, а также наличие признаков, свойственных социальному тревожному расстройству.

боюсь инсульта

Я просто уже схожу с ума, дайте совет что мне делать сижу, чуть ли не плачу Я уже лет 7 страдаю ВСД. Но последний год со мной творятся совсем не понятные вещи, не подходящие под всд. С мая у меня стали неметь ноги, руки поочередно.

Я даже забыла про панические атаки и меня ничего не беспокоило до этого момента.

Я красила в деревне терраску в одиночку, много сидела на корточках, что аж в левой ноге или в правой я уже не помню возникала адская ноющая боль в таком положении, но я продолжала сидеть и красить.

Одна из самых распространенных фобий — ипохондрия. Это когда подозреваешь у себя разные болезни. Но чтобы определить, ипохондрия ли это.

Комплексный подход к лечению депрессии Профессиональная помощь Прогноз на выздоровление Лечение депрессии после инсульта должно проводиться не только с помощью медикаментов, но и методами психотерапии.

Если человек не может разговаривать, применяют телесно-ориентированный подход, который также позволяет повлиять на состояние пострадавшего и добиться улучшения самочувствия.

Так как инсульт вызывает значительные изменения в состоянии человека, требуется время и возможности для адаптации к новым обстоятельствам.

Влияние инсульта Последствия инсульта незамедлительно сказываются на общем психическом состоянии пострадавшего.

Можно условно выделить две группы пациентов: Эмоционально лабильные, то есть те, у которых очень быстро и резко происходит смена настроений.

Они чувствительны, даже сентиментальны, в другое время проявляют злость, агрессию и раздражительность. Мгновенно происходит переключение между различными эмоциями, что часто затрудняет общение с близкими.

В реакциях преобладает апатия и безразличие, отсутствует стимул к восстановлению, нет желания заниматься ЛФК или помогать себе каким-либо другим способом. Среди непрофессионалов и даже среди некоторых медицинских сотрудников существует предубеждение, что от депрессии страдает только вторая категория пациентов. В действительности признаки депрессии можно обнаружить у всех категорий.

Острое нарушение мозгового кровообращения оказывает влияние на деятельность психики, независимо от того, как позиционирует себя пациент.

Невротические расстройства

Четверг, 09 Июня г. Первый – геморрагический инсульт – связан с тем, что сосудик лопается, происходит кровоизлияние в мозг. Второй – ишемический инсульт – связан с тем, что тромб закупоривает сосуд головного мозга.

Инсульт – острое нарушение мозгового кровообращения (ОНМК) . среды;; Снять у него фобии, тревожности, повысить эмоциональную стабильность;.

Инсульт — это процесс, приводящий к острому нарушению мозгового кровообращения. Последствия этой сосудистой катастрофы могут быть различными. Так, симптомы инсульта у женщин и мужчин могут вообще не проявиться, например, при лакунарных инсультах.

Страх смерти

Источник: https://gdk.annagrama.ru/strah-insulta/

Панические атаки после инсульта

Боязнь инсульта фобия

Люди, регулярно испытывающие приступы паники, привыкают жить с чувством страха. Этот неискоренимый страх связан не только с тем, что очередной приступ может наступить в любой момент, но также с подозрением: они больны непонятной, но, безусловно, очень серьезной и опасной болезнью, шансов на исцеление от которой мало.

Подобное заблуждение вызвано тем, что во время панических атак они замечают у себя симптомы, которые в массовом сознании неразрывно связываются с состоянием, предшествующим инсульту.

Какие могут быть общие признаки у инсульта и панических атак?

  1. Внезапное повышение артериального давления.
  2. Беспричинная нарастающая головная боль.
  3. Тошнота и рвота.
  4. Нарушения в работе сердечной мышцы, тахикардия и экстрасистолия.
  5. Сильный страх, связанный с осознанием прямой угрозы жизни.
  6. И тот, и другой недуг могут вызвать одни и те же причины: недосып, хроническая усталость, алкоголизация, курение, переедание, малоподвижный образ жизни, недостаток свежего воздуха, тяжелые стрессы и эмоциональные потрясения, иногда — сразу несколько факторов.

Пациент, осознающий, что он ведет нездоровый образ жизни, читавший специальную литературу (впрочем, в наше время все болезни популяризированы настолько, что вряд ли кто-то вообще не разбирается в их симптомах), почувствовав схожие проявления, в первую очередь, конечно, подумает о возможном инсульте. И растущий страх только ухудшит его паническое состояние.

Особенности предынсультного состояния

Самый простой способ диагностики предынсультного состояния — это проведение комплексного обследования: измерение артериального давления (при панических атаках верхний показатель не превышает 140, а в случае угрозы инсульта он может достигать 220), снятие электрокардиограммы, анализ биохимического состава крови и мочи.

В случае, когда речь идет об инсульте, налицо патологическое изменение всех показателей. Но даже до проведения стационарного или амбулаторного обследования можно убедиться в наличии или отсутствии угрозы инсульта.

Для этого только нужно держать на виду тонометр и знать простые отличия симптомов панической атаки и предынсультного состояния.

Вот основные симптоматические отличия инсульта от проявлений панической атаки, не угрожающей жизни:

  • Давление при панической атаке хоть и повышается, но не достигает критического уровня (обычно верхнее — 130–140). В случае же угрозы давление порой зашкаливает, достигая уровня 220/180.
  • Снижается артериальное давление у «паникующего» само собой, сразу после того, как проходит приступ.

    А давление у человека, имеющего риск инсульта, снижается только с помощью препаратов. В случае, когда препараты отсутствуют, очень высокое давление может продержаться до нескольких дней, после чего наступает инсульт, который завершается инвалидностью или смертью пациента.

  • При угрозе инсульта страх проходит сразу, как только меры приняты и опасность отступила.

    В случае панической атаки страх становится постоянным спутником человека. Теперь он живет в страхе и в ожидании следующей атаки.

  • Избежать инсульта, при предрасположенности к нему, как ни странно, проще, чем избежать очередной панической атаки.

    Четкое соблюдение рекомендаций, прием препаратов для понижения давления и нормализации работы сердца и сосудов, здоровое питание позволяют с высокой вероятностью избежать инсульта. В случае же панических атак пациент иногда не может расстаться с ними даже за полгода, независимо от здорового образа жизни, регулярных занятий психотерапией и выработки позитивных установок.

    Панике требуется время на то, чтобы оставить свою жертву в покое навсегда.

  • В отличие от гипертонического криза и предынсультного состояния — явлений редких, панические атаки могут посещать свою жертву с завидной регулярностью (в самом запущенном варианте — до нескольких раз в день).
  • Продолжительность панической атаки — от десяти минут.

    Приступ паники крайне редко длится дольше получаса или сорока минут. Что же касается инсульта, то на подходе к нему тяжелое, мучительное состояние пациента может продлиться до нескольких дней, завершившись, в случае отсутствия медицинской помощи, настоящим инсультом.

  • Панические атаки практически не приносят вреда здоровью и жизни.

    Последствиями инсульта могут быть: частичный или полный паралич, слепота, утрата речи и, наконец, смерть пациента.

Важно знать эти простые отличия, чтобы не совершить непоправимую ошибку при попытке вывести человека из болезненного состояния или выйти из него самому.

Например, при панической атаке показана физическая активность — любая: зарядка, уборка мусора, мытье посуды или пола, стирка и глажение белья. Не случайно все пациенты клиник неврозов в процессе медикаментозного лечения проходят также и трудотерапию. Однако в предынсультном состоянии физическая активность противопоказана, и любая перегрузка может стоить пациенту жизни.

Как приступы паники связаны с инсультом

Наукой и медициной уже подтверждено, что панические атаки не могут стать причиной инфаркта или инсульта.

Если вообще не лечить невроз и пустить панические и тревожные состояния на самотек, они, конечно, могут расшатать здоровье.

Однако даже в этом случае причиной инсульта послужат не они, а, скорее всего, алкоголь или психоактивные вещества, которые страдающий от повторяющихся приступов человек будет употреблять, чтобы облегчить свое состояние.

Конечно, паническая атака и инсульт могут совпасть. Это происходит в том случае, если начинающийся инсульт вызывает у пациента приступ паники. Но редко случается наоборот.

Диагностированная паническая атака сама по себе не исключает угрозы инсульта. Но для того, чтобы произошел инсульт, одной панической атаки недостаточно.

Ей должно сопутствовать одно из тех соматических заболеваний, которые предшествуют инсульту: атеросклероз, ревматоидный артрит, почечная недостаточность, болезни надпочечников и эндокринной системы, ишемическая болезнь сердца, мерцательная аритмия, диабет.

Медицине известны случаи панических атак у пациентов, перенесших инсульт в прошлом.

Паника зарождается и нарастает как ответ на любое изменение в организме (повышение давления, головную боль, головокружение), которое можно трактовать, как «звоночек», предшествующий повторному инсульту.

А следующий инсульт уже с большей вероятностью оказывается обширным, то есть несущим серьезную угрозу здоровью и даже жизни.

Бывший «кремлевский» доктор Александр Мясников в своих телепередачах делился опытом работы с пациентами, у которых возникали приступы паники при мысли о возможности рецидива заболевания. Он предлагает медикаментозное лечение панических атак у пациентов с хроническими болезнями — барбитураты, адреноблокаторы, транквилизаторы.

Любые психотропные препараты назначает врач, и он же следит за тем, как протекает курс лечения. С препаратами, вызывающими привыкание, следует обращаться с большой осторожностью. Также доктор рекомендовал и демонстрировал приемы саморегуляции, дыхательные психотехники, метод «бумажного пакета», систему «правильных» установок.

С пациентами, перенесшими инсульт, переживающими панические атаки, помимо лечащего врача обязательно должен работать и квалифицированный психотерапевт.

Источник: https://panicheskie-ataki.com/s-drugimi-zabolevaniyami/insult.html

Больница103.Ру
Добавить комментарий