Истории людей после инсульта

Инсульт… Почему важно знать о нем не только тем, кому за 60

Истории людей после инсульта

Этой темы нет в контент-плане, но я решила на ночь глядя написать про инсульт…

Почему? Я только что общалась с нашей постоянной клиенткой.

Общая знакомая спросила у меня не было ли у нее инсульта — при последней встрече заметила что рука как после пареза и «что-то с лицом»…

Я тут же позвонила и начала опрашивать — оказывается и ногу тянет.

Девушке всего 35…  А это первые признаки в лучшем случае микро инсульта. Откуда я об этом знаю и почему это опасно для жизни — читайте дальше. 

Здесь не будет медицинских терминов и научных исследований как обычно в подобных статьях. Только личный опыт. Несколько историй, которые, может, заставят вас задуматься и которые, может быть, спасут чью-то жизнь….

Факторы риска инсульта

Есть общеизвестные факторы, которые могут быть предвестниками инсульта:

  • Повышенное артериальное давление
  • Курение, включая пассивное
  • Сахарный диабет
  • Повышенный уровень холестерина
  • Низкий уровень физической активности(менее 30 минут в день)
  • Ожирение
  • Нарушение сердечного ритма сердца
  • Избыточное употребление алкоголя

Но есть еще один фактор, который здесь не указан. И, на мой взгляд, он самый опасный. Потому, что даже если все вышеперечисленные факторы отсутствуют, он может привести к инсульту.

И имя ему СТРЕСС.

Расскажу несколько реальных историй, произошедших недавно, подтверждающих это утверждение.

Начну, пожалуй, с себя. Многие из вас знают мою историю чудесного восстановления, но мало кто знает последние новости из моей жизни. Лучше представлюсь)

Инсульт, история №1. Личная…. 
Меня зовут Алина и мне почти 36 лет. Я уже 15 лет веду здоровый образ жизни, постоянная профилактика, очистка организма, поддержка всякими БАД, в меру физическая активность. Все показатели в норме, все анализы идеальные.

Одно но: с первых дней беременности у меня испортились отношения с мужем. После рождения ребенка все усугубилось: ночные недосыпы, плюс постоянный нервный стресс. А еще и кризис сверху финансовый.  Последних пол года перед инсультом были очень тяжелыми: я спала по 4 часа в сутки, работала без выходных.

Я не буду описывать всего, что еще навалилось сверху, но в результате такой жизни я «схлопотала» инсульт. Причем сама умная, остальных учу, а у себя инсульт не распознала.

Мы всегда думаем, что это не может случиться с нами, особенно когда тебе 34, и все анализы идеальны.

  Просто при «разборе полетов» у меня потемнело в глазах, резкая боль в голове, шум в ушах, в глазах потемнело, земля начала уходить из под ног….

Я из последних сил осталась в сознании, дошла до стойки с капсулами (да, у меня есть такая, там БАДы и капсулы травяные первой необходимости и то, что пью сейчас я и моя семья — чтобы не забывать), и выпила «ударную» дозу астаксантина и мукуны жгучей. Я думала что это стресс, у меня такое бывало. И после этого отправилась в постель.

Проснулась — странные ощущения в руке и ноге с права. Боль в центре стопы и руки, неприятное онемение. «Умная», тоже списала на стресс. Все мои знакомые, у кого был инсульт, были за 60, вели не очень здоровый образ жизни (пили, курили). В общем, я была уверена, что инсульт не про меня. Не может быть про меня. Никак.

Продолжила пить мукуну и астаксантин, а через неделю пошла к массажисту. Нашему, русскому. И тот, начав меня исследовать, побледнел и покрылся крупными каплями пота: -«Ты знаешь, что с тобой произошло? Это был скорее всего микроинсульт! Не прекратишь нервничать, будет полноценный!»

Кстати, еще один тест: если после «удара» высунуть язык, он будет отклоняться в сторону.

Также массажист сказал, что в больницу уже поздно: время, когда можно что-то сделать для предотвращения серьезных последствий — всего 3-4 часа.  Я проверила потом в разных источниках, так оно и есть. Он рекомендовал продолжать делать то, что я делаю, так как я не плохо восстановилась.

Можно ли восстановиться после инсульта

У меня есть для вас хорошая новость. После инсульта можно восстановиться! Есть реальные случаи. Но самое важное после инсульта — это отсутсвие стрессов.

Конечно сделать так, чтобы все вокруг стали резко добрыми, позитивными и все ситуации в жизни носили только положительными практически невозможно.

Мы не можем влиять на других людей и внешние обстоятельства, но мы можем повлиять на свое восприятие.

После предположительного, как я думала, микроинсульта я начала заниматься собой: начала практиковать медитации, пошла для себя в школу коучинга, в рамках которой со мной работали  психологи и психотерапевты международного уровня. Это то, чем я занималась последние 1,5 года.

Я научилась спокойно воспринимать внешнюю агрессию и спокойно реагировать на мелкие неприятности, не принимая все близко к сердцу. Я выбрала для себя быть счастливой.

Спустя 1,5 года, находясь в России, я пошла к окулисту — давно не была, с компьютером все-таки работаю. Та увидела что-то странное, отправила на МРТ. И вот там выяснилось все самое интересное. Это был не микро инсульт, а полноценный, причем их было 2 и остались рубцы в белом веществе мозга.

Второй приступ я тоже вспомнила — это был странный приступ незадолго до первого. У меня с головной болью пошел спазм дыхательных мышц и судороги в конечностях. Спазм сняли точечным массажем (хорошо мама была рядом) и потом я тоже пила капсулы от устранения последствий стресса.

Врачи меня, конечно, напугали, направили в Москву, с рекомендацией к оперативному вмешательству, но я поехала в Бангкок — там были связи в медицине.

Тайские врачи оказались спокойнее: «Да, рубцы, и что? Какая еще операция? Операцией есть большой шанс только навредить.  Да, то что мы видим на снимке, и ваше состояние не совместимы. Но вы нормально говорите, координация движений не нарушена, все анализы идеальные.

Продолжайте делать то, что вы делаете, хорошо питайтесь, ведите активный образ жизни и еще нас всех переживете».

После МРТ с контрастом мне пришлось еще какое-то время выводить из себя остатки введенных лекарств, сейчас пью капсулы для улучшения деятельности мозга + астаксантин на сосуды.

Из массажей при инсульте помогает восстановиться Гуаша и Ток Сен, но при геморагическом инсульте их можно делать не ранее чем через полгода и очень аккуратно. Многие средства после этого вида инсульта противопоказаны, имейте это в виду.

Чувствительность и подвижность конечностей помогают восстановить также тайские бальзамы и Цигун. Очень полезны встряски.

По тайским бальзамам — у нас есть несколько случаев среди родственников наших сотрудников, когда черный бальзам помог вернуть подвижность руки и ноги через 5 лет после инсульта! Пять лет тайская родственница с трудом ходила с палочкой и не могла ничего делать рукой, а через несколько месяцев растирания ноги и руки черным бальзамом стала ходить без палочки и больной рукой теперь может даже месить тесто и отживать белье.

Какие препараты принимать после инсульта

Источник: https://bestfromthai.ru/2017/12/04/insult-pochemu-vazhno-znat-o-nem-ne-tolko-tem-komu-za-60/

На тот свет и обратно. История жертвы инсульта

Истории людей после инсульта

Известный  журналист Сергей Благодаров   рассказал  Sobesednik.ru  о том, как он реабилитировался после инсульта.Инсульт – страшная болезнь и, увы, слишком распространенная в нашей стране: за год 450 тысяч случаев – в четыре раза больше, чем в США и Канаде. Только 10–13% перенесших инсульт полностью выздоравливают, остальные умирают или становятся инвалидами.

Редко кому удается выкарабкаться, сохранив ясный ум и возможность двигаться. Такая история произошла с известным московским журналистом Сергеем Благодаровым. После инсульта Сергей оказался в реанимации Боткинской больницы. Дальше были долгое лечение и еще более долгая реабилитация. Через какие круги пришлось пройти – в записках Сергея, которые он сделал после выздоровления.

Операция В один из дней моего лежания в больнице им. Боткина мне сделали УЗИ сонных артерий. Это фантастическая штука. Биение сердца и тока крови переводят в звук. Внутри нас, оказывается, пульсирует настоящий космос. Главный пульсар – сердце.

Отчетливо понимаешь: остановится оно, и всё – конец… Стучи, стучи, мое сердце, пожалуйста! Оказалось, правая сонная артерия забита на 90 процентов холестериновыми бляшками. Кровь в мозг плохо поступала, отсюда и инсульт. – Нужна срочная операция на шее, – говорит врач. – Но можете умереть под наркозом. Летальный исход – 3–5 про-центов. – А без операции нельзя? – спрашиваю. – Вам решать.

Но не сделаете – повторный инсульт неизбежен. Согласился, подписал нужные бумаги. Перевели в хирургическое отделение. Моим соседом по палате оказался мужик, похожий на Олега Янковского. Красивый, высокий. У него были забиты обе сонные артерии. – Через три дня сделают две операции на шее, почистят артерии, и поеду в другое место – мотор менять, – говорит Николай.

– Какой мотор? – Другое сердце будут ставить в Центре Шумакова, от подходящего покойника. Мое износилось. Года не протяну, если не поменяю. Я там на очереди. Говорил он это спокойно, даже с юмором. Я удивлялся и восхищался: есть же настоящие мужики! Стали и меня готовить к операции. Сделали клизму, закачав несколько литров воды. Пробили паховую артерию, ввели в кровь контрастное вещество.

Чтобы наверняка определить места закупорки сосудов. Я помню блестящую, сверкающую никелем операционную. Склонившихся надо мной людей в зеленых масках. Себя, лежащего на возвышении в центре операционного зала. Мне кладут руку на лоб, я напряженно улыбаюсь, и меня… будит девушка, говоря, что надо просыпаться. – Операция уже кончилась? – слышу я собственный голос.

Открываю глаза и обнаруживаю себя лежащим на кровати в реанимации, сознание путается. Кажется, живой. Или на том свете? Помню, что перед операцией, теряя сознание после наркоза, успел подумать, что, может быть, нахожусь последние секунды на этом свете. И что будет со мной на том, если операция пройдет неудачно? И будет ли что-то вообще? Неуверенно стал трогать себя. Да, живой. Потекли слезы.

Шутка ли: разрезали шею, вплоть до уха, достали из нее сонную артерию. Отрезали эту артерию, вывернули, как чулок, почистили. Потом опять пришили, зашили шею. Переживи такое. Но пережил. Как дети малые После Боткина меня ожидал Центр нейрореабилитации и патологии речи. Не хотелось больше никуда, но очень уж его хвалили еще в больнице. Дескать, после инсульта всех ставят на ноги.

Я заметил, что после инсульта стал часто поминать Бога. Не я один такой. Почти у всех инсультников – и в больнице, и в центре реабилитации – в изголовье кровати стоят намоленные родственниками иконки. Я даже молитву выучил. Но слаб человек и легкомыслен. Уповая на силы небесные, не исполняет даже земного. Врачи категорически запрещают инсультникам колбасу, сосиски, острое, соленое.

Иначе повторный инсульт. Но в столовую пациенты таскали баночки с майонезом, кетчупом. Рекомендуют есть овощи, фрукты. Мой сосед по палате каждое утро съедал по четыре крутых яйца и упаковку сосисок. После инсульта нельзя пить. Но как благодарно возбудилась мужская половина отделения, когда прочитала на огромном плакате в вестибюле рекомендации по питанию: можно немного сухого красного вина.

Мы внимательно вчитывались в текст, выискивая еще что-нибудь о пользе водки. Даже заглянули на оборотную сторону плаката. – Странно, странно, – бормотали пациенты, ничего не найдя. Я сам в свое время пил так, что рюмку поднимал 10-го, а опускал 20-го. В 409-й палате инсультник Сережа пил три недели кряду, запершись в туалете, чтобы не видели. Однажды напился, закрылся изнутри и уснул.

Уборщица приходит – закрыто. Через два часа – никто не отзывается. Началась паника – пациент умер в туалете. Вскрыли дверь. Сережа безмятежно спал, обняв унитаз. Все по х… русскому человеку…

Московская больница им. БоткинаЕго немедленно выписали. Ранним утром, пока все пациенты спали, за ним приехала старушка-мать.

Я уже встал и видел, как маленькая сгорбленная женщина бережно ведет под руки по коридору дрожащего похмельного сына. Я вследствие появившейся привычки искренне плакал, глядя вслед двум горемыкам. После инсульта, надо вам знать, что-то нарушается в мозгу и человек без видимой причины начинает легко плакать или смеяться. Столовка Пациенты ржали часто без причины, как буденновские лошади.

В столовой хохотали над омлетом – размером буквально в два спичечных коробка. – После Крыма стало похуже с питанием, – бормотала буфетчица. Спорили, из чего сделаны котлеты. По вкусу и виду было похоже, что из оконной замазки. – А может, пластилин? – И опять хохот. Хотя, кажется, чего смеш-ного.

Многие, если нет платной сиделки, которая держит ложку, пытаются вылизывать кашу малоподвижным языком прямо из миски. Диетчики поднимают страшный вой, когда им вместо черного хлеба кладут белый. Этим диетический стол отличался от общего. Разговаривать они не могли, поэтому выли, как волки, глядя на куски белого хлеба. Пока не прибегала буфетчица и не меняла хлеб.

Я в столовку специально пораньше приходил, чтобы не противно было. Якобы спешил на процедуры. Ел один. Вы, здоровые, этого, конечно, не понимаете. Как англичане не замечают, что читают по-английски. Как это так: мычать вместо разговора, не ходить свободно, не мочиться нормально в унитаз. Ведь это так просто, само собой получается. Не получается. У некоторых по 3–4 инсульта.

Мы ходим, подпрыгивая на негнущейся ноге. Как заводные болванчики. Или волочим ногу по дуге при каждом шаге. У нас висят плетьми руки, вывернутые инсультом. Бывший начальник ГАИ Москвы ходил с вывернутой рукой, ладошкой вверх. Как будто ждал, что в нее что-нибудь положат. – Не оставляет прежних привычек, – хохотали мы. Хотя через одного сами были такими же. Я еще легко отделался. Пока.

Не оставляет страх повторного инсульта и состояния «овоща», когда мучаешь себя и родных. Занятия Загружены мы были занятиями от подъема до отбоя – не продохнуть. С утра подтягивались в спортзал на лечебную физкультуру. Во время групповых занятий перед огромным зеркалом многие с грохотом заваливались на пол. Зеркало отражало, какие мы на самом деле уроды.

Основные занятия, кстати сказать, были с логопедами. По два индивидуальных и по два групповых. На каждого и каждый день. Из всех палат с утра до вечера доносились звонкие голоса логопедов: – Корабли лавировали, лавировали, да не вылавировали… На мели мы лениво налима ловили. Для меня вы ловили линя.

О любви не меня ли вы мило молили… Пациенты бубнили: колобли ловиловали, ловиловали, да не выловиловали… Нас заставляли читать вслух басни и потом пересказывать – тренировали речь и память. Мучили произношением обратных слогов: птя-тпя, сря-рся… На групповых занятиях развивали пораженный мозг, часами заставляя придумывать предложения на заданные слова.

Но у многих речь оставалась проста, как мычание. Собственно, это и было мычание. Даже за 45 дней – срок реабилитации в центре – она не восстанавливалась. …Мне 58 лет. Мужики в России по статистике живут в среднем шестьдесят пять. Осталось шесть-семь лет. В лучшем случае. С моим-то образом жизни. Эти годы прошуршат, как семь минут: жизнь – не заметил, как пролетела.

С любопытством стал заглядываться на стариков: неужели не боятся, что смерть ждет каждую минуту? Малейшее недомогание стал воспринимать, как катастрофу, – боялся уже никогда не встать с постели. Но постепенно начал оживать. Меня направили в санаторий для окончательного восстановления. Выть на Волгу Называлось это место – санаторий «Игуменка», оно в 136 километрах от Москвы.

Санаторий стоял на берегу Волги и весь сверкал в лучах заходящего весеннего солнца. На реке ни души. Тишина, как в первый день творения. И воздух! Я тогда впервые понял, что от чистого воздуха действительно кружится голова. Я забавлялся, орал: «А-а-а» – и с того берега, из соснового бора, эхо откликалось, перекатываясь, точно по ухабам. Так простоял до звезд, до луны. …Утром началось отрезвление.

На завтрак потянулись обитатели санатория. Я подумал, что попал в дом престарелых и дом инвалидов одновременно. Как оказалось, в 58 лет я был самый молодой в санатории. Юноша… В столовую тянулись старики и старухи в одинаковых черных одеждах. Они не шли – ползли густыми темными колоннами, как военнопленные, только без конвоя.

Я шел в их толпе и слышал, как у многих в груди словно работали какие-то механизмы, слышались клокотание, хрипы. По пандусам катились колясочники. Подползали каждый день примерно за полчаса до открытия, словно боясь, что им не хватит еды. Одевшись и выйдя из столовой, горемыки нередко забывали, в какую сторону идти.

Стеснялись, делали вид после подсказки, что и сами вспомнили: «А, да-да – там пятый корпус». И… шагали в другую сторону.

После инсульта что-то нарушается в мозгу и человек без видимой причины начинает легко плакать или смеяться
Мне тогда остро захотелось обладать сокровищем, которое вмещает в себя всё. Мне захотелось молодости! Не знаю, почему я не уехал в первый же день.

За обедом вдруг обнаружились для меня явные выгоды. Бабки отдавали нетронутые куски говядины: – Не можем прожевать протезными зубами… Наелся мяса до отвала, очень рассчитывал на яблоки в ужин. В благодарность приходилось выслушивать их бесконечные истории за столом.

– Мне радон нельзя, у меня грудь отняли пятнадцать лет назад, онкология, – рассказывала Нина Семеновна, самая молодая за нашим столом, 78 лет. Вообще эти старухи были как будто в чем-то виноваты перед государством. Заискивали перед персоналом. Хотя это им, русским старухам, которых жизнь жамкала, как мякиш в ладони, государство должно виновато заглядывать в глаза.

За всё – за дешевые пластмассовые челюсти на присосках, за грошовые брезентовые сумки на животе, за позорные пенсии в 8 тысяч, за вредные синтетические блузки по триста рублей. Корпуса санатория, облезлые, приземистые, были похожи на бараки для военнопленных. Внутри ремонта не было с советских времен. Дырявый линолеум в убогих комнатах.

Между кроватями, застеленными вонючими вытертыми одеялами, двоим не разойтись, узко. Нищета, обыденная, как сырость… Сюда бы «бюджетных патриотов» Володина, Шувалова, Медведева с их казенными и частными дворцами, похожими на Версаль. Сюда бы их матерей. Обитателей санаториев Управделами президента или Госдумы. И все же старухи были довольны.

Много ли русскому человеку надо? Нищенская пенсия экономится, путевки бесплатные, большинство одиноки, а тут общаются друг с другом. Беспокойный сосед Вода в «Игуменке» была с тяжелым запахом сероводорода. Мой сосед по комнате торчал в туалете по часу, мучаясь животом. – Сейчас, сейчас, – кричал он с толчка, когда я деликатно скребся в дверь. Но оттуда доносились новые взрывы бунтующего живота.

Юре было 76 лет, но бухал он больше молодого. Всегда был пьян и неспокоен, как студень. С вечера напивался и шарахался всю ночь по номеру. А днем спал. – Юра, имей совесть. Дай мне спокойно жить, – совестил я старика, когда он просыпался. Но он топал в деревенский магазин. Его там хорошо знали, давали водку в семь утра, хотя спиртное продавалось с одиннадцати.

Он выпивал бутылку по дороге назад и возвращался в номер уже гибельно пьян. Однажды было вот что. Уснул горемыка в одежде. А ночью произошло центральное событие – он обделался. Я это понял не сразу. Хитрец сунул обгаженные штаны под кровать. Но аромат-то все равно стоял. Точнее, не аромат, не запах и даже не вонь, а смердящее зловоние. Но я не мог понять, откуда.

Утром пришла уборщица – и все разъяснилось. Юра замочил обосранные трусы в раковине, раковина забилась, и в стоячей воде плавали крупинки дерьма, как в жидкой гречневой каше. А я, между прочим, здесь зубы чищу… Ему было мало, что однажды его вставные пластмассовые челюсти уже пугали меня. Я на ночь ставил себе стакан с водой. И старик положил в него свои челюсти.

Я утром выпил воду в темноте, вставные челюсти стукнулись мне о зубы, и меня чуть не вырвало. – Ничего, ничего, я вечером их промывал, когда вынул изо рта, – успокаивал меня Юра. Водка, если верить врачам, очень плохо действует на печень, но хорошо на голову. Так думал я раньше. После Юры понял: водка плохо действует и на печень, и на голову, и на живот. Детдомовцы В 7-м корпусе на весенних каникулах жили детдомовские дети. Коротко стриженные, с глазами, обращенными внутрь себя, с жесткими, не домашними лицами. Они на морозе ходили без шапок, в дешевых спортивных костюмах из синтетики. – Ты куда копыта протягиваешь, тварь, – кричали друг другу десятилетние пацаны. – Ра- зуй глаза… Берегов не видишь. Я их понимал, я ведь тоже из этих, из детдомовских. Когда отец сгорел от водки, а мать догорала от онкологии, меня определили в школу-интернат №3 г. Барнаула Алтайского края. В детдомовскую группу. Мы, подрастающие волчата-детдомовцы, с завистью лютой смотрели на детей, уезжавших на выходные к родителям. И в гулком, опустевшем на выходные интернате оставшиеся плакали по ночам в казенные подушки тяжелыми злыми слезами. …Стриженые детдомовцы «Игуменки» с зоркими волчьими глазами и полуслепые старухи санатория были похожи в главном. Они были не нужны своему государству. Круг замкнулся. Все они жили в своей стране, как под оккупацией. Правда, одни только начинали, другие уже заканчивали…

Источник

Похожее

comments

Источник: https://novostik.com/na-tot-svet-i-obratno-istoriya-zhertvy-insulta/

Инсульт… Глава 1. Первый инсульт

Истории людей после инсульта
(последняя фотография сделанная братом в церкви) Инсульт как он есть. Глава 1. Первый инсульт Более шести лет раздумывала: стоит ли подробно писать об инсульте? В свое время я пыталась найти информацию об этой болезни и какие-нибудь советы, но не нашла. Сейчас кажется в интернете есть все, но информация лишней не бывает.

Этот рассказ будет полезен ВСЕМ – никто не застрахован от этой болезни. Хочу развенчать некоторые мифы. Я перенесла два инсульта – мой опыт может кому-то помочь. Конечно, ваше право мне не верить. Моя история кому-то может показаться невероятной, почти детективной. Миф1 – инсульт болезнь стариков. Я тоже так думала.

Мой дед умер от инсульта в 87 лет – у него был паралич половины тела и невнятная речь. Первый инсульт я перенесла в 48 лет на ногах. К несчастью, инсульт очень «помолодел» – он может случиться в 30 лет. Именно миф1 мешает окружающим людям немедленно оказать помощь пострадавшему. Миф2 – инсульт бывает лишь у кого повышен холестерин. У моего деда холестерин был в норме.

Откуда у меня уверенность в этом? Он умер в 1995 году. С 1990-1996 гг. Армения жила в условиях острого дефицита топлива, электричества и продовольствия. Все ходили пешком и не объедались. Высокий уровень холестерина в те годы из мира фантастики.

В чем причина инсульта у моего деда? Высокое нервное напряжение повышает артериальное давление и, если напряжение не спадает, при малейшем дополнительном стрессе может произойти разрыв сосуда. Кстати, не только нервное напряжение, но и физическая усталость, накопленная усталость может привести к печальному результату.

Вот и причина почему инсульт «помолодел» – современный ритм жизни очень высок и человек вынужден успевать многое в течение дня.  Читатель, помни: телу и особенно мозгу нужен отдых!Мозг отдыхает лишь во сне. Миф3 – кофе не повышает давление – искусственно поддерживаемый производителями кофе.

Запомните раз и навсегда: кофеин повышает давление!!! Кофе и чай (черный и зеленый) содержат кофеин, а значит повышают давление!!! Конечно, те у кого высокий холестерин находятся в зоне риска. Каждому человеку желательно знать уровень холестерина и артериальное давление. С какого возраста? Думаю и с 25 лет не помешает. Высокое артериальное давление может ощущаться и нет.

Может сопровождаться головной болью. Многие при головной боли пьют болеутоляющие и, возможно, вредят себе. Кроме повышенного холестерина, причиной инсульта могут быть узкие сосуды. Глазной врач обнаружил у меня узкие сосуды – зрачки плохо расширяются. Но я не догадывалась, что и сосуды головного мозга также узкие.

Примерно с 25 лет у меня случались перепады артериального давления – могло быть низким и высоким. Как я это ощущала? При низком давлении я спала без подушки, при высоком – хотела голову положить повыше. Я тогда не размышляла почему это так – просто убирала подушку или наоборот находила вторую, не подозревая, что причина в давлении.

При головной боли я пила болеутоляющие без разбору – что оказалось под рукой. Так однажды на работе после выпитой таблетки мне стало очень плохо и коллеги вызвали скорую помощь. Тогда я узнала, что давление повысилось. К сожалению, терапевт нашей поликлиники отнеслась прохладно к моим жалобам, и я махнула на это рукой. Признаюсь, не знаю с какого возраста стоит принимать таблетки от давления. О моем первом инсульте.Наша семья пережила трагедию: в авиакатастрофе погиб мой брат (рейс Москва-Иркутск). Это очень серьезный стресс. Три дня мы жили с надеждой на чудо – я подробно описала те события в рассказе: рейс 778.

Рейс 778 –  http://www.proza.ru/2013/10/13/879   

Три дня в большом напряжении, наш телефон надрывался от звонков – плохие вести разносятся быстро. Родня многочисленная и разбросана по всему миру. Мне приходилось каждому рассказывать, что нам известно и предшествующие события. На четвертый день утром папа улетел в Москву, а я пыталась дозвониться до родственников в Москве, чтобы папе помогли. Авиакомпания обязалась перевезти родственников потерпевших в Иркутск, но я боялась, что папа растеряется из-за стресса. Наш телефон с длинным шнуром лежал на детском стульчике. По телефону я разговаривала, присев на корточки. Дозвонилась до семьи брата – они живут в Иркутске. Теща брата сказала, что его нашли в морге и нет сомнений, что это он… В тот момент мой мозг будто проткнули толстым гвоздем. Положив трубку, я с огромным трудом смогла подняться. «Мне нельзя, я не имею права» – это мгновенно промелькнуло в голове. Папа в воздухе, квартира полна людей: родственники и мама – кто-то должен владеть собой. Не знаю откуда берутся силы. Возможности организма неисчерпаемы. Главное, успеть дать мозгу верный приказ. Я не упала в обморок, но это не означает, что мое самочувствие было нормальным. Внезапно стала заикаться – это длилось четыре дня, и хромать на обе ноги – это длилось месяц. В тот момент у нас была моя двоюродная сестра Гоар, она гинеколог, работает в больнице. Ее отец перенес инсульт – Гоар сама его выхаживала, выполняя указания невропатолога. Как ни странно, мои жалобы ей ни о чем не говорили. Читатель запомни: резкая боль в голове – будто проткнули гвоздем, означает трещину в сосуде или разрыв! Если человек внезапно начинает заикаться – это признак очень высокого давления! Об этом я узнала два года спустя, после второго инсульта. Увы, не все врачи знают об этом. Если вы обнаружили нечто подобное у вас или у кого-то, немедленно измерьте давление и вызывайте скорую помощь. Случается, что врач скорой неопытен – просто сделает укол, чтобы сбить давление. Этого недостаточно! Настаивайте на госпитализации! Резкая боль в голове это очень серьезно. Почему не все врачи знают эти симптомы инсульта? Потому что высокий холестерин более известная причина инсульта. Как я смогла перенести инсульт на ногах? В тот момент я не думала о себе. Папа летел в Москву, оттуда должен был лететь в Иркутск – для этого он должен был найти представителя авиакомпании. Мне удалось дозвониться до двоюродного брата, чтобы он помог папе. Далее мои мысли были заняты племянниками, им было хуже, чем мне. Я знала, что происходит в их доме. Одна родственница подала идею, которая полностью овладела мной, – напечатать фотографии брата. Его все любили и на память о нем многие захотели фотографии. Два дня я занималась этим. Когда я перестала заикаться, мои ученики попросили продолжить занятия – я обучала разным компьютерным программам. Это тоже отвлекало. Но одну серьезную ошибку я совершала много раз: меня расспрашивали об этом происшествии и я подробно рассказывала. Этого нельзя делать ни в коем случае! Нужно было сказать коротко и всё! Каждый раз после рассказа я ощущала ту же резкую боль – чуть слабее, но ощущала. Я наивно полагала, что рассказывая, хоть частично освобождаюсь от стресса. Наоборот, это в любой момент могло закончиться серьезным разрывом сосуда.

Я написала рассказ: Как справиться со стрессом?  http://www.proza.ru/2014/05/18/2001 

этот метод помогает при не значительном, при сильном и даже многолетнем стрессе. Поверьте и попробуйте, если в этом есть необходимость. Моя одноклассница Таня кардиолог с большим стажем работы на скорой помощи и больнице не знала в чем причина этой резкой боли в голове и ничего не знала о заикании.

Тогда в интернете я много читала об инсульте, потому что мой папа перенес два микроинсульта, но нигде никаких объяснений о той боли в голове. Сейчас уже стали об этом говорить и писать в интернете – видимо, много случаев со смертельным исходом из-за неосведомленности окружающих.

Глава 2 –  http://www.proza.

ru/2015/03/02/1741 

Источник: https://www.proza.ru/2015/03/02/1484

Истории наших читателей

Истории людей после инсульта

Нам приходит много писем с рассказами наших читателей о том, как проходит их восстановление. Много интересных писем, с позитивным опытом. Большая часть переживших инсульт людей активно и результативно восстанавливаются.

Но есть письма которые обязательно хочется опубликовать. В них рассказывается про реальный опыт восстановления, который вызывает огромное уважение! Вчера нам написала Татьяна. Она рассказывает о своём муже Александре. У него произошел инсульт в конце января 2017 года.

Александр 55 лет

«…Пишу от имени мужа. Инсульт настиг Александра в конце января 2017 года. 55 лет. До происшествия , отжимался 60 раз без остановки от пола, 20 раз подтягивался, 80 раз приседал.

Пишу я потому, что муж «чукча не писатель, чукча читатель». И видимо, для меня сейчас это тоже очень большая проблема, так же, как для мужчины, так и для его супруги в одну ночь, остаться без опоры, а вернее стать опорой всем-мужу, детям, старшему поколению, остаться единственным добытчиком-не легко…

Начинаю издалека. Муж всегда был спортивным человеком — зарядка, бег, лыжи. Лет шесть назад его здорово скрутило — две межпозвоночные грыжи. Спать не мог, соответственно ходить, сидеть — тоже . Вердикт — операция, корсет. 3,5 месяца хождения по врачам, попытки восстановится без хирургического вмешательства.

Через знакомых нашли хорошего врача-массажиста (не мануальщика), он снял зажимы, ушла острейшая боль. Этот же массажист порекомендовал курс физических упражнений на укрепление мышечного корсета. Ежедневная 50 минутная гимнастика.

Через 9 месяцев после первого приступа Саша почувствовал себя здоровым человеком. Ежедневная гимнастика продолжалась все шесть лет, постепенно увеличивались нагрузки, именно поэтому такие результаты отжимания, подтягивания, приседания.

Потом добавилось обливание холодной водой. Лениться себе позволял только по воскресеньям. Бывали сильные простуды, зарядка не делалась 3-4 дня , спина начинала ныть. Поэтому спорт стал неразрывным спутником нашей семьи.

Года три назад меня подвели колени, но тут виновата сама, при начальной стадии никуда не ходила, довела сама себя до состояния скакания на одной ноге и падания в обморок от боли. И опять — врачи, рекомендация операции и поиск альтернативы.

Повезло — нарвалась после хирургов на врача травматолога — его вердикт — спорт и все будет отлично. В ближайшем спорт клубе оказалась замечательная женщина-тренер. Именно от нее я взяла твердую установку, которую внедряю в своей семье — нет проблем , есть ЗАДАЧИ — они разные, сложные или простые, но это не проблемы.

27 января 2017 года ничего не предвещало беды. Немного побаливала голова, но ритуал как всегда — зарядка, обливание, завтрак. Потом скорая, снимки, диагноз — геморрагический инсульт , обширное кровоизлияние в левое полушарие.

В приемном покое я была с его начальником, который моего мужа списал (теперь помогает и морально, и физически). Именно в этот момент и вcплыло первое «не дождетесь» , и я не ожидала, что это будет не единожды…

В ближайшей больнице врачи спасли ему жизнь. Меня предупредили — 8 дней критические, потом на третьей неделе возможен рецидив. Восемь дней — отметки в календарике… Ожидание третьей недели… Все обошлось в тот момент.

Реабилитация началась сразу после реанимации, на 4 день. Может это было не нужно, но каждый день, начиная с 5-го к нему приезжали разные люди — друзья, родня, дети. Коллег я просила не ездить, а ходить в Церковь.

Ему было стыдно быть беспомощным, поэтому на 5 день — есть начал самостоятельно. На 7-й начал ходить с ходунками, на 8-й к нему пришла женщина физиотерапевт, которая заменила всех — логопеда, физиотерапевта, психолога.

Азбука, развивающие игры, тренажер для рук — «ежик», кто-то притащил для этих же целей обычную шишку. Все это поселилось в палате. Саша не сильно понимал, для чего это надо, и мало тогда всем этим занимался — он ходил, с ходунками много и долго, громыхая по всем коридорам больницы.

  • Состояние невменяемости,
  • злоба на весь окружающий мир,
  • недовольство больницей сопровождало его вплоть до выписки.

Точно не могу сказать когда, вроде через неделю, но ходунки он оставил и ходил, пошатываясь самостоятельно. После реанимации, для такого диагноза он был в отличной форме — все части тела двигались, говорить мог, видел.

Я радовалась и строила планы на лето… В этот момент я ничего не читала в интернете, никаких страшилок, где-то внутри сидело — «не дождетесь» и все это не про нас. Прочитала только, что реабилитацией надо заниматься с первого дня, а поскольку не знала как — приняли с мужем решение ехать в реабилитационный центр.

И вот тут была моя первая ошибка — я отложила выяснение причины инсульта на потом, и это нам здорово аукнулось. И вторая ошибка — мы выбрали центр в области — свежий воздух, хорошие условия, выписывают больничный, есть все специалисты… Никто ж не думал о плохом. А ведь в случае обострения, из таких центров везут не в Москву, а в больницу ближайшего районного центра.

16 февраля 2017 года мы отправились в реабилитационный центр. 10 дней все было хорошо,

  1. тренер ЛФК,
  2. массаж,
  3. логопед,
  4. невролог,
  5. невропатолог.

Начал выходить самостоятельно на улицу, познакомился с «коллегами» по центру. В больнице и потом в центре всегда лежал на правой стороне, либо голова , повернута на право. Стала болеть шея. Пока не выяснили, что стало с шеей, похоже на остеохондроз ( на днях делали рентген, скоро узнаем) . Шея теперь является мощным измерителем давления — болит, значит давление повышено.

Только тут тоже надо принимать во внимание, что для нас повышенное давление 130/80, а нормальное 110/70. И вот в центре — давление 130/80 держится 3 дня, врачи считают это нормой, у меня истерическое состояние-предчувствие беды…

2 марта Саша теряет ориентацию в пространстве, его перевозят на скорой в ближайшую больницу. Делают снимок, ставят капельницу и говорят, что расшифровка снимка будет готова через неделю (получается 9 марта).

На меня накатил ужас, «не дождетесь» , и кипучая деятельность. На следующий день, наняв скорую, переговорив с Заведующим отделением, перевожу мужа в Москву.

Врач в недоумении- зачем торопиться, он же говорит, и все рассказывает, и вообще в уме…

3 марта 2017 — начинается новый виток обследований, анализов и прочего. 7 марта меня вызывают к хирургу, и он говорит — «по моему опыту(а опыт у него действительно огромный) — онкология , по результатам гистологии , жить или год или лет 5».

9 марта — операция(очередная трепанация) Помните, 9-го» только результаты анализа обещали? Что переживала, куда ходила, с кем общалась — опускаю. И снова «не дождетесь» . Кстати , от всех врачей, из всех больниц и центров, кроме областной, у меня есть личные телефоны, я не наглела, но руку на пульсе держала всегда.

10 марта меня вызывает опять хирург, и извиняется. Возможность такого диагноза — 1% , у вас онкологии нет. Да, у нас — врожденная АВМ левой височной доли головного мозга. Один день в реанимации , и в общую палату. Ухаживать некому- нянечек мало. Саша, конечно очень сильный духом, на четвертый или пятый день, разрешили сидеть и доходить до туалета, и он «побежал».

И в принципе, мы обошлись без сиделок. После этой операции, я поняла на сколько похудел мой муж. Ушла мышечная масса, практически совсем. Поскольку опыт восстановления физических сил у нас есть, я не переживала ни дня, по поводу того, что он будет со временем нормально ходить, заниматься какими-то физическими нагрузками.

После второй операции у нас также все шевелилось, задачи по восстановлению речи и корректировке зрения остались. Врачи как-то сразу велели много ходить по коридорам, читать. Так что ходим и читаем дня с 5-6 после второй операции.

Ходим в больнице — это сказано громко — ползаем от дивана до дивана по коридору дней 7, читаем — еще громче сказано — ищем знакомые буквы, пытаемся сложить в слова, и увидеть весь текст, потому что часть страницы справа исчезает.

Причем все это делаем постоянно, с перерывом на поесть, дневной сон .

Ходим-читаем, ходим-читаем. Операция сложная , врачи не знают все ли рискованные участки удалили, поэтому нужно еще одно обследование — МРТ головы с ангиографией сосудов. Врач вызывает и сообщает, что это очень серьезное обследование, если не все удалили, возможно еще одно кровоизлияние. Понимаете мое состояние? Саша тогда не знал ничего о сложности обследования-зачем стращать ?

Он потом рассказывал , что там делали… Сутки после этого нельзя подниматься совсем. Об этом не принято говорить, но для мужа самое сложное во всех этих лежачих состояниях было одно — пописать лежа. Кстати , в эту больницу муж запретил приезжать всем, кроме меня.

Поэтому мой режим — утром к нему, потом на работу, потом готовить ему покушать диетическое, ночь почти без сна, потому, что ужас одолевает.

На работе вошли в положение, работала по 2/3 дня, остальное в счет отпуска, думала — как же я устала… Ничего тогда не знала, тогда я отдыхала!

31 марта 2017 года нас выписывают, мы сразу едем на дачу, весна начинается. Дача достаточно близко от Москвы, многие из отдаленных районов ездят дольше. Муж «дорвался» и в первый же день — гимнастика, тренажеры, чтение и т. п. На следующий день — не было сил ни на что, начали разрабатывать спокойный режим восстановления.

К своему режиму пришли, корректируем частенько. Стараемся загрузить весь день, однако возможности быть с Сашей рядом постоянно нет, и от мыслей своих он никуда не убежит. Поэтому 12 часов в день на созвоне. И он один с графиком, чтением, режимом — уже месяц.

Каждый вечер сеанс психоанализа, прошу по возможности друзей, детей приезжать к нему. Но тут другая история — с ними он держит себя в руках, он сильный и вроде , все как было раньше. Со мной — расслабление и небольшие капризы.

Вот именно тут я и понимаю, что такое усталость и полное бессилие от невозможности помочь близкому человеку.

Сейчас самое начало мая. С огромным трудом уговорила пойти к логопеду, в этом окончательную и жирную точку поставил Ваш сайт. Мы совместными усилиями, получается уговорили. Сейчас записались к офтальмологу-неврологу в две крупнейшие клиники Москвы, во сколько это все встанет — не знаю…

А со зрением у него следующее — он как слегка «выпивший» и что-то с этим надо делать, и периферийное зрение справа немного подводит.

Записалась на прием-обследование в клинику коррекции речи на Таганке, не знаю уговорю пойти или нет. Сегодня первый урок с логопедом, которого нашла через знакомых.

На предварительной беседе-обследовании Саша одобрил логопеда. А с речью у нас — афазия, диагноз поставлен в больнице.

В течении дня выработали самостоятельно режим. Перебрались за город, сразу после больницы. В Москве восстанавливаться сложнее-пространства меньше. Режим корректируется ежедневно по состоянию здоровья.

Обязательно- 3 раза в день гимнастика по 20-30 мин, два раза по 20-30 минут чтение вслух, а «про себя» как настроение, два раза прогулки по участку-наматывал круги. Зарядка для глаз один-два раза в день.

Пока подъем в 7, отбой в 22, и днем 40 мин сна.

26 апреля муж самостоятельно впервые доехал с дачи до поликлиники в Москве. По времени это следующее — 1,3 км пешком, 40 мин электричка, 30 мин метро, 1,2 км пешком. И сам прием.

В общем, почувствовал себя человеком. Потом обратно, но уже со мной. Правда не от поликлиники, а от вокзала.

Я горжусь им, поскольку 1 апреля — это было три круга на участке, в общей сложности 500 метров, наверное.

Поскольку я поняла, что не справляюсь, и загоняю себя — начала искать «единомышленников» , чтобы он общался с разными людьми , а не только со мной. Еще остро стоит вопрос инвалидности. Брать инвалидность не хочет муж, и я считаю это нецелесообразно. Через год он восстановится, инвалидность не продлят , а новую работу в 56-57 лет найти крайне сложно.

Так что мы пока в процессе реабилитации, что будет дальше и как — посмотрим.

Источник: https://helpinsult.ru/istorii-nashix-chitatelej

Реальные примеры восстановления

Истории людей после инсульта

Нам приходит много писем с рассказами наших читателей о том, как проходит их восстановление. Много интересных писем, с позитивным опытом. Большая часть переживших инсульт людей активно и результативно восстанавливаются.

Но есть письма которые обязательно хочется опубликовать. В них рассказывается про реальный опыт восстановления, который вызывает огромное уважение! Вчера нам написала Татьяна. Она рассказывает о своём муже Александре.

У него произошел инсульт в конце января 2017 года.

«…Пишу от имени мужа. Инсульт настиг Александра в конце января 2017 года. 55 лет. До происшествия , отжимался 60 раз без остановки от пола, 20 раз подтягивался, 80 раз приседал.

Пишу я потому, что муж “чукча не писатель, чукча читатель”. И видимо, для меня сейчас это тоже очень большая проблема, так же, как для мужчины, так и для его супруги в одну ночь, остаться без опоры, а вернее стать опорой всем-мужу, детям, старшему поколению, остаться единственным добытчиком-не легко…

Начинаю издалека. Муж всегда был спортивным человеком — зарядка, бег, лыжи. Лет шесть назад его здорово скрутило — две межпозвоночные грыжи. Спать не мог, соответственно ходить, сидеть — тоже . Вердикт – операция, корсет. 3,5 месяца хождения по врачам, попытки восстановится без хирургического вмешательства.

Через знакомых нашли хорошего врача-массажиста (не мануальщика), он снял зажимы, ушла острейшая боль. Этот же массажист порекомендовал курс физических упражнений на укрепление мышечного корсета. Ежедневная 50 минутная гимнастика. Через 9 месяцев после первого приступа Саша почувствовал себя здоровым человеком.

Ежедневная гимнастика продолжалась все шесть лет, постепенно увеличивались нагрузки, именно поэтому такие результаты отжимания, подтягивания, приседания. Потом добавилось обливание холодной водой. Лениться себе позволял только по воскресеньям. Бывали сильные простуды, зарядка не делалась 3-4 дня , спина начинала ныть. Поэтому спорт стал неразрывным спутником нашей семьи.

Года три назад меня подвели колени, но тут виновата сама, при начальной стадии никуда не ходила, довела сама себя до состояния скакания на одной ноге и падания в обморок от боли. И опять — врачи, рекомендация операции и поиск альтернативы. Повезло — нарвалась после хирургов на врача травматолога — его вердикт — спорт и все будет отлично.

В ближайшем спорт клубе оказалась замечательная женщина-тренер. Именно от нее я взяла твердую установку, которую внедряю в своей семье — нет проблем , есть ЗАДАЧИ — они разные, сложные или простые, но это не проблемы.

В августе 2016 года ездили в Кисловодск. Саша скакал , как горный козлик , до завтрака на Большое Седло. Если я не путаю — это 12 км в одну сторону. И рассказывал мне изумительные истории о спутниках — семья , с 4-мя детишками, младшему 5-6 лет, ходили с ним наравне. А бабульку одну он так и не смог догнать вплоть до Большого Седла, ей 84 года. Это к тому, что мой муж — не супер-спортсмен.

27 января 2017 года ничего не предвещало беды. Немного побаливала голова, но ритуал как всегда — зарядка, обливание, завтрак. Потом скорая, снимки, диагноз — геморрагический инсульт , обширное кровоизлияние в левое полушарие. В приемном покое я была с его начальником, который моего мужа списал (теперь помогает и морально, и физически).

Именно в этот момент и вплыло первое «не дождетесь» , и я не ожидала, что это будет не единожды… В ближайшей больнице врачи спасли ему жизнь. Меня предупредили — 8 дней критические, потом на третьей неделе возможен рецидив. Восемь дней — отметки в календарике… Ожидание третьей недели… Все обошлось в тот момент. Реабилитация началась сразу после реанимации, на 4 день.

Может это было не нужно, но каждый день, начиная с 5-го к нему приезжали разные люди — друзья, родня, дети. Коллег я просила не ездить, а ходить в Церковь. Ему было стыдно быть беспомощным, поэтому на 5 день — есть начал самостоятельно. На 7-й начал ходить с ходунками, на 8-й к нему пришла женщина физиотерапевт, которая заменила всех — логопеда, физиотерапевта, психолога.

Азбука, развивающие игры, тренажер для рук – «ежик», кто-то притащил для этих же целей обычную шишку. Все это поселилось в палате. Саша не сильно понимал, для чего это надо, и мало тогда всем этим занимался — он ходил, с ходунками много и долго, громыхая по всем коридорам больницы. Состояние невменяемости, злоба на весь окружающий мир и недовольство больницей сопровождало его вплоть до выписки.

Точно не могу сказать когда, вроде через неделю, но ходунки он оставил и ходил, пошатываясь самостоятельно. После реанимации, для такого диагноза он был в отличной форме — все части тела двигались, говорить мог, видел. Я радовалась и строила планы на лето… В этот момент я ничего не читала в интернете, никаких страшилок, где-то внутри сидело – «не дождетесь» и все это не про нас.

Прочитала только, что реабилитацией надо заниматься с первого дня, а поскольку не знала как — приняли с мужем решение ехать в реабилитационный центр. И вот тут была моя первая ошибка — я отложила выяснение причины инсульта на потом, и это нам здорово аукнулось. И вторая ошибка — мы выбрали центр в области — свежий воздух, хорошие условия, выписывают больничный, есть все специалисты…

Никто ж не думал о плохом. А ведь в случае обострения, из таких центров везут не в Москву, а в больницу ближайшего районного центра.

16 февраля 2017 года мы отправились в реабилитационный центр. 10 дней все было хорошо, тренер ЛФК, массаж, логопед, невролог, невропатолог. Начал выходить самостоятельно на улицу, познакомился с «коллегами» по центру.

В больнице и потом в центре всегда лежал на правой стороне, либо голова , повернута на право. Стала болеть шея. Пока не выяснили, что стало с шеей, похоже на остеохондроз ( на днях делали рентген, скоро узнаем) . Шея теперь является мощным измерителем давления — болит, значит давление повышено.

Только тут тоже надо принимать во внимание, что для нас повышенное давление 130/80, а нормальное 110/70. И вот в центре — давление 130/80 держится 3 дня, врачи считают это нормой, у меня истерическое состояние-предчувствие беды…

2 марта Саша теряет ориентацию в пространстве, его перевозят на скорой в ближайшую больницу. Делают снимок, ставят капельницу и говорят, что расшифровка снимка будет готова через неделю (получается 9 марта). На меня накатил ужас, «не дождетесь» , и кипучая деятельность.

На следующий день, наняв скорую, переговорив с Заведующим отделением, перевожу мужа в Москву. Врач в недоумении- зачем торопиться, он же говорит, и все рассказывает, и вообще в уме…

3 марта 2017 – начинается новый виток обследований, анализов и прочего. 7 марта меня вызывают к хирургу, и он говорит — «по моему опыту(а опыт у него действительно огромный) – онкология , по результатам гистологии , жить или год или лет 5».

9 марта — операция(очередная трепанация) Помните, 9-го» только результаты анализа обещали? Что переживала, куда ходила, с кем общалась — опускаю. И снова «не дождетесь» . Кстати , от всех врачей, из всех больниц и центров, кроме областной, у меня есть личные телефоны, я не наглела, но руку на пульсе держала всегда. 10 марта меня вызывает опять хирург, и извиняется.

Возможность такого диагноза – 1% , у вас онкологии нет. Да, у нас – врожденная АВМ левой височной доли головного мозга. Один день в реанимации , и в общую палату. Ухаживать некому- нянечек мало. Саша, конечно очень сильный духом, на четвертый или пятый день, разрешили сидеть и доходить до туалета, и он «побежал». И в принципе, мы обошлись без сиделок.

После этой операции, я поняла на сколько похудел мой муж. Ушла мышечная масса, практически совсем. Поскольку опыт восстановления физических сил у нас есть, я не переживала ни дня, по поводу того, что он будет со временем нормально ходить, заниматься какими-то физическими нагрузками.

После второй операции у нас также все шевелилось, задачи по восстановлению речи и корректировке зрения остались. Врачи как-то сразу велели много ходить по коридорам, читать. Так что ходим и читаем дня с 5-6 после второй операции.

Ходим в больнице — это сказано громко — ползаем от дивана до дивана по коридору дней 7, читаем — еще громче сказано — ищем знакомые буквы, пытаемся сложить в слова, и увидеть весь текст, потому что часть страницы справа исчезает. Причем все это делаем постоянно, с перерывом на поесть, дневной сон . Ходим-читаем, ходим-читаем.

Операция сложная , врачи не знают все ли рискованные участки удалили, поэтому нужно еще одно обследование — МСКТ головы с ангиографией сосудов. Врач вызывает и сообщает, что это очень серьезное обследование, если не все удалили, возможно еще одно кровоизлияние.

Понимаете мое состояние? Саша тогда не знал ничего о сложности обследования-зачем стращать ? Он потом рассказывал , что там делали… Сутки после этого нельзя подниматься совсем. Об этом не принято говорить, но для мужа самое сложное во всех этих лежачих состояниях было одно — пописать лежа. Кстати , в эту больницу муж запретил приезжать всем, кроме меня. Поэтому мой режим — утром к нему, потом на работу, потом готовить ему покушать диетическое, ночь почти без сна, потому, что ужас одолевает. На работе вошли в положение, работала по 2/3 дня, остальное в счет отпуска, думала — как же я устала… Ничего тогда не знала, тогда я отдыхала!

31 марта 2017 года нас выписывают, мы сразу едем на дачу, весна начинается. Дача достаточно близко от Москвы, многие из отдаленных районов ездят дольше. Муж «дорвался» и в первый же день — гимнастика, тренажеры, чтение и т. п.

На следующий день — не было сил ни на что, начали разрабатывать спокойный режим восстановления. К своему режиму пришли, корректируем частенько. Стараемся загрузить весь день, однако возможности быть с Сашей рядом постоянно нет, и от мыслей своих он никуда не убежит. Поэтому 12 часов в день на созвоне.

И он один с графиком, чтением, режимом – уже месяц. Каждый вечер сеанс психоанализа, прошу по возможности друзей, детей приезжать к нему. Но тут другая история — с ними он держит себя в руках, он сильный и вроде , все как было раньше. Со мной — расслабление и небольшие капризы.

Вот именно тут я и понимаю, что такое усталость и полное бессилие от невозможности помочь близкому человеку.

Сейчас самое начало мая. С огромным трудом уговорила пойти к логопеду, в этом окончательную и жирную точку поставил Ваш блог. Мы совместными усилиями, получается уговорили. Сейчас записались к офтальмологу-неврологу в две крупнейшие клиники Москвы, во сколько это все встанет — не знаю…

А со зрением у него следующее — он как слегка «выпивший» и что-то с этим надо делать, и периферийное зрение справа немного подводит. Записалась на прием-обследование в клинику коррекции речи на Таганке, не знаю уговорю пойти или нет. Сегодня первый урок с логопедом, которого нашла через знакомых.

На предварительной беседе-обследовании Саша одобрил логопеда. А с речью у нас — афазия, диагноз поставлен в больнице.

В течении дня выработали самостоятельно режим. Перебрались за город, сразу после больницы. В Москве восстанавливаться сложнее-пространства меньше. Режим корректируется ежедневно по состоянию здоровья.

Обязательно- 3 раза в день гимнастика по 20-30 мин, два раза по 20-30 минут чтение вслух, а “про себя” как настроение, два раза прогулки по участку-наматывал круги. Зарядка для глаз один-два раза в день.

Пока подъем в 7, отбой в 22, и днем 40 мин сна.

26 апреля муж самостоятельно впервые доехал с дачи до поликлиники в Москве. По времени это следующее — 1,3 км пешком, 40 мин электричка, 30 мин метро, 1,2 км пешком. И сам прием. В общем, почувствовал себя человеком. Потом обратно, но уже со мной. Правда не от поликлиники, а от вокзала. Я горжусь им, поскольку 1 апреля — это было три круга на участке, в общей сложности 500 метров, наверное.

Поскольку я поняла, что не справляюсь, и загоняю себя — начала искать «единомышленников» , чтобы он общался с разными людьми , а не только со мной. Поэтому Ваш блог, как отдушина.

Еще остро стоит вопрос инвалидности. Брать инвалидность не хочет муж, и я считаю это нецелесообразно. Через год он восстановится, инвалидность не продлят , а новую работу в 56-57 лет найти крайне сложно.

Почитав в блоге про вождение машины, решил попробовать. Выехать , заехать в ворота, покрутиться на парковочной площадке получается. Огромная радость для супруга — габариты чувствую!! На дорогу — рано, надо выяснить, что же все-таки со зрением.

Так что мы пока в процессе реабилитации, что будет дальше и как — посмотрим.

И мы полностью согласны с Вами, Виталий — мы никогда уже не будем прежними, мы будем лучше!!»

Рассказанное Татьяной вызывает у нас полное понимание. Замечательный пример правильного и активного восстановления.

Формула реального восстановления: забота и поддержка близкого человека + мужество и упорство + разумный подход= успешное восстановление.  

Татьяна, спасибо большое за интересный рассказ. Вы МОЛОДЦЫ! Желаем Александру скорейшего и полнейшего выздоровления)))

Источник: https://www.insult.blog/single-post/2017/05/04/Aleksandr-55-let-Perenos-insult-v-yanvare-2017-goda

Больница103.Ру
Добавить комментарий