Может ли химиотерапия спровоцировать инсульт

Инсульт при раке

Может ли химиотерапия спровоцировать инсульт

Результаты научных исследований, проведенных в последние годы, говорят о том, что между онкологическими заболеваниями и инсультом есть взаимосвязь. В данной статье мы попробуем разобраться, каким образом рак способствует возникновению мозгового удара, и разберем результаты некоторых научных работ, посвященных этой теме.

Онкологические заболевания возникают, когда клетки из-за генетических нарушений, вызванных теми или иными причинами, начинают бесконтрольно размножаться. Не всякую опухоль можно назвать злокачественной. В отличие от доброкачественных новообразований, как правило, не представляющих большой опасности, рак способен прорастать в соседние органы и давать метастазы.

Однако, патологические изменения не ограничиваются только местом, в котором находится злокачественная опухоль. Затрагивается весь организм. Это происходит по нескольким причинам:

  • Раковые клетки выделяют в общий кровоток продукты обмена, которые могут наносить вред органам и тканям.
  • На опухоль начинают реагировать иммунные клетки, они тоже выделяют некоторые биологически активные вещества.
  • Свою лепту вносит системная химиотерапия. Когда химиопрепарат вводят в вену или принимают в виде таблеток, он распространяется по всему организму и атакует не только опухолевые, но и другие активно размножающиеся клетки.

Системные расстройства, которые возникают в организме из-за присутствия злокачественной опухоли, называются паранеопластическим синдромом.

Паранеопластические синдромы бывают четырех основных видов, в зависимости от того, в какой системе организма происходят нарушения:

  • эндокринные;
  • неврологические;
  • кожно-слизистые;
  • гематологические.

Нас интересует последняя группа паранеопластических синдромов – гематологические, связанные с нарушениями со стороны крови. В частности, рак способен повышать свертываемость крови, что, как известно, может привести к ишемическому инсульту.

Рак и инсульт: исследование Кристофера Шварцбаха

Команда ученых из Гейдельбергского университета в Германии под руководством доктора медицинских наук Кристофера Шварцбаха (Christopher J. Schwarzbach) в 2012 году обнаружила, что у онкологических больных имеется неизвестный фактор риска, из-за которого повышается вероятность инсульта.

У людей, которые не страдали онкозаболеваниями, к мозговому удару чаще приводили известные факторы риска, такие как артериальная гипертензия, атеросклероз. У онкобольных, перенесших инсульт, эти факторы встречались реже, но, по-видимому, играл большую роль другой, неизвестный фактор.

Сам Кристофер Шварцбах отметил:

Наше исследование является самым крупным в этой теме, включавшим сравнение с контрольной группой, и полученные данные укрепляют концепцию гиперкоагуляции [повышенной свертываемости крови], связанной с раком…

…Клиницисты должны знать об этом потенциальном риске и важном механизме возникновения инсульта, даже если речь идет о пожилых людях, у которых есть другие факторы риска, например, атеросклероз.

Рак и гиперкоагуляция

Ученые уже давно рассматривают онкологические заболевания как гиперкоагуляционные состояния. Однако, исследований, посвященных связи между онкозаболеваниями и риском инсульта, было проведено немного, их результаты неоднозначны.

Во время исследования в 2012 году ученые под руководством Кристофера Шварцбаха собрали данные о 140 пациентах, имевших злокачественные опухоли и перенесших инсульт, проходивших лечение с 2002 по 2011 гг. Также были проанализированы данные 140 пациентов, которые перенесли инсульт, но не страдали онкологическими заболеваниями.

Всех пациентов разделили на две группы:

  • Люди, у которых инсульт произошел на фоне известных факторов риска – «обычный» инсульт.
  • Люди, у которых инсульт произошел по неизвестным причинам – предположительно из-за онкологического заболевания.

Оказалось, что инсульт по неизвестным причинам значительно чаще происходил у людей, страдавших онкологическими заболеваниями (48% случаев), чем у людей, которые не имели рака (27% случаев).

Также у онкобольных чаще встречались тромбозы глубоких вен ног и тромбоэмболия легочной артерии (8% случаев против 1%).

У онкологических больных, которые перенесли инсульт по неизвестным причинам, метастазы встречались чаще (59%), чем у онкологических больных, перенесших «обычный» инсульт (28%).

У онкологических пациентов ишемический инсульт значительно чаще происходил в областях головного мозга, которые получают кровь из нескольких разных сосудов или из одного сосуда небольшого размера.

Эти данные подтверждают гипотезу эмболии проксимальных артерий, состояния, которое может быть связано с повышением свертываемости крови при раке.

Из исследования Кристофера Шварцбаха следуют два важных вывода:

  • Онкологическим пациентам, имеющим подозрение на повышенную свертываемость крови, нужно проходить скрининг на тромбоэмболические осложнения, такие как тромбоз глубоких вен.
  • Если у человека случился инсульт по неизвестным причинам (такую разновидность инсульта называют криптогенной), ему стоит пройти скрининг на онкологические заболевания.

С полным текстом исследования Кристофера Шварцбаха 2012 года в научном журнале Stroke можно ознакомиться по ссылке (статья на английском языке).

Исследование 2017 года: рак после инсульта

В 2017 году ученые из Мадрида под руководством доктора Якобо Рогадо (Jacobo Rogado) проанализировали данные 381 пациента, которых госпитализировали в период с 2012 по 2014 гг. с диагнозом «инсульт». У 29 из них был обнаружен рак.

Исследователи обнаружили, что у всех больных, у которых диагностировали злокачественные опухоли, в крови был повышен уровень фибриногена – белка, принимающего участие в процессе свертывания.

Известно, что многие типы рака на ранних стадиях не имеют симптомов. Опухоль может расти годами и оставаться незамеченной.

Ученые считают, что у участников данного исследования рак был еще до того, как произошел инсульт. Опухоль привела к повышению уровня фибриногена и мозговому удару, но сама начала проявляться существенно позже.

Поэтому на первый взгляд могло показаться, что рак у этих людей возник после инсульта.

Более подробно исследование ученых из Мадрида описано в отдельной статье на нашем сайте.

Источник: https://brainstroke.ru/prichiny-insulta/kak-svyazany-rak-i-insult.html

Рак и инсульт

Может ли химиотерапия спровоцировать инсульт

Оказывается, две самые страшные болезни нашей цивилизации – рак и инсульт не только взаимосвязаны, но могут и наслаиваться друг на друга. И пока нам кажется, что наша жизнь «невыносима», задумайтесь о том, как хорошо, что мы здоровы. Потому что когда несчастье настигает, не дай бог, вас, членов семьи или ваших близких, жизнь меняется кардинальным образом.

Печальная статистика: на втором месте по количеству смертей от заболеваний, после инфаркта находится инсульт головного мозга. В первую пятерку также входит рак.

Почему возникает рак

Давайте освежим в памяти, что именно мы называем раком. Это – злокачественное образование, необратимый процесс деления клеток тканей, который приводит к осложнениям, потере контроля над пораженными органами или участками, как следствие наступает гибель организма.

По прежнему, хотя мы живем в 21м веке, ученые всех континентов спорят, отчего возникает рак, впрочем, и причины инсульта не до конца выяснены. Так и не добившись от врачей прямого ответа, получаем лишь список факторов риска, которые могут спровоцировать рак:

  • Неправильный образ жизни – включает в себя, прежде всего, нездоровое питание. Фаст-фуд, большое количество канцерогенов и вредных пищевых добавок, наконец, «секретные» ингредиенты в казалось бы привычной пище. Все это накапливается с годами в организме, а в один прекрасный день выливается в рак поджелудочной, простаты, желудка.
  • Недосыпание и стрессы – провоцируют как инсульт, так и рак. В этом плане болезни схожи.
  • Употребление алкоголя и никотина влекут частные случаи печени, почек, легких. Точно также и сосуды страдают от этого, вызывая инсульт.

Добавим к описанным причинам плохую экологию, наследственность, которая играет не в нашу пользу и несколько других детерминированных факторов. К сожалению, от них никто не застрахован.

Почему наступает инсульт?

В принципе, факторы охватывают тот же перечень, что был перечислен выше. Разве что его можно расширить:

  • Болезни сердца и сосудов, как то – атеросклероз, стенокардия, тахикардия, фибрилляция предсердий. В особенности опасна вегето-сосудистая дистония (ВСД), которая наступает в любом возрасте.
  • Геморрагия – инсульт с кровоизлиянием в мозг нередко наступает вследствие механических повреждений, сотрясения мозга.
  • Сосуды имеют свойство истончаться и ослабевать с годами. Пожилой возраст увеличивает риск заболевания раком и инсультом.
  • Врожденные аневризмы артерий и другие отклонения.

Симптомы инсульта дают о себе знать в виде:

  1. Сильных головных болей, головокружения и тошноты. Нередко наступает рвота.
  2. Слабость в конечностях, их отказ слушаться команд головного мозга.
  3. Сухость во рту, ощущение онемевшего языка.
  4. Парез конечностей и паралич мимических мышц.
  5. Проблемы с органами зрения и слуха.
  6. Нарушения речи, восприятия, глубинные нарушения сознания и т.д.

Подробнее о причинах и симптомах инсульта мы писали неоднократно.

Лечение рака и инсульта

Первая болезнь – рак, к сожалению, до сих пор не лечится одними таблетками и щадящими методами. Сочетать медикаментозный подход на поздних стадиях (3й и 4й) нужно с лучевой и химиотерапией. Практически в 70-80% случаев удается вызвать ремиссию, и организм, хоть и ослабленный, постепенно восстанавливается.

Один из новейших методов лечения рака – химиоэмболизация. Даже безнадежные больные проживали на 10-15 лет дольше после него.

То же касается и инсульта, особенно если он наслаивается на рак: лечение в комплексе должно сочетать в себе лекарственную и восстанавливающую методики: массаж, релаксотерапия, прогревание, занятия с логопедом. Однако помните: вылечить подобные недуги невозможно, построив программу самостоятельно. Нужен постоянный контроль результатов, анализов, биометрики и консультация с врачом.

Рак увеличивает шансы инсульта?

Довольно сенсационное заявление сделали недавно ученые Гейдельбергского университета (Германия, Мангейм). Группа энтузиастов под руководством доктора Шварцбаха подтвердила, что внезапный инсульт часто наступает у пациентов с раком по причине повышенной свертываемости крови при этом заболевании.

Напомним, что именно этот фактор, как и повышенное артериальное давление, также вызываемое раком, приводит к инсульту. Так, в рамках исследования было опрошено и подвергнуто анализам около 140 больных раком и перенесших ишемический инсульт на разных его стадиях.

Исследования заняли почти десять лет, вплоть до 2011 года. Около 48% перенесли инсульт неизвестной этиологии, также примерно у 8% пациентов наблюдался тромбоз вен в ногах или легочной артерии.

При этом у 59% заболевших и раком, и инсультом не выявленной этиологии наступали метастазы.

Выводы напрашиваются даже тем, кто никак не связан с медициной. Если у близких или родных выявлена злокачественная опухоль, помимо ее лечения следует проводить обследование на предмет выявления состояния сосудов – МРТ или ангиография.

Источник: http://medinsult.ru

Источник: https://alloncology.com/articles/8/38/

Возможна ли химиотерапия после инфаркта

Может ли химиотерапия спровоцировать инсульт

Химиотерапия – особый курс лечения, применяемый  в медицине для борьбы со злокачественными раковыми образованиями, основанный на использовании ядов и токсинов, оказывающих пагубное влияние на причину заболевания. В случае с раковой опухолью вводимые в организм человека ядовитые препараты, являющиеся продуктом химического производства, призваны уничтожить опасные раковые клетки на стадии их образования.

Каждый химический препарат является не чем иным, как сильнодействующим на клеточном уровне ядом. Действие яда достаточно просто – он, на протяжении нескольких недель вводится в организм внутривенно, внутримышечно, либо перинатально, с его помощью можно предотвратить развитие опасных вредоносных клеток, постепенно уничтожая их.

  задача, стоящая перед химиотерапией – это коррекция любых нарушений, происходящих в нормальной жизнедеятельности человеческого организма, путем прямого вмешательства в процесс клеточного образования.

Ядами химического происхождения можно лечить не только рак, но и различные инфекции, в том числе вирусные и грибковые, лечится химиотерапией также и туберкулез. На сегодняшний день химиотерапия является единственным спасением большей части людей, обреченных на долгие мучения, вследствие развития у них болезней, не подвергающиеся лечению иными способами.

Химиотерапией можно лечить рак на любой его стадии, причем, на данный момент, вполне успешно. Но, говоря об эффективности химии, стоит отметить, что никакой пользы организму она не приносит, за исключением того, что убивает раковые клетки. Яд, вводимый в тело человека, не обладает возможностью распознавать то, какие именно клетки он должен уничтожить, потому от него страдает весь организм.

Фактически многие больные раком умирают не столько от последствий самой болезни, сколько от чрезмерного количества химических веществ, которыми всего за несколько месяцев организм насыщается до такой степени, что лишается способности к сопротивлению другим, обычно опасности не представляющим, болезням.

В связи с этим фактом, среди заболевших чаще всего можно услышать вопрос о том, можно ли вообще выжить после химиотерапии, или же процедура всего лишь дает отсрочку от неминуемой смерти, и жить после принятия такого количества ядов просто невозможно, сколько времени понадобится на восстановление, сколько дней, недель и месяцев займет.

Ответить на подобные вопросы ни один специалист в онкологической области, к сожалению, не в силах, поскольку дальнейшее развитие событий зависит исключительно от конкретного организма и полученной дозы лекарства. Естественно, что доза лекарства для каждого больного тщательно вымеряется и тестируется, но исключить риск все равно не получается, потому, сколько больной проживет, никто сказать точно не может.

ПОДРОБНОСТИ:   Что такое алкогольный инфаркт? Это надо лечить?

Пациентам, которым назначают химиотерапию, приходится не просто испытывать дискомфорт от наличия яда в организме, но и видеть, как  проявляются последствия лечения.

  Химиотерапия назначается циклично, обычно длина одного цикла не превышает 1-5 дней, после чего делается перерыв и курс при необходимости повторяется.

Перерыв между циклами может длиться от 1 недели до 1 месяца, он дается организму пациента для восстановления.

сложность и опасность химиотерапии заключается в том, что  химия оказывает воздействие не столько на пораженные раком клетки, предотвращая их появление и распространение, сколько на остальные быстрорастущие клетки организма. Первые негативные проявления приема химических препаратов проявляются уже после единичных сеансов, которые обязательно проходят под наблюдением врача.

У больных раком начинают выпадать волосы и ногти, могут отказать почки и возникнуть сложности с пищеварительной системой. У некоторой части больных может оказаться пораженным костный мозг, слизистая оболочка полости рта и репродуктивная функция.

Выжить после химиотерапии в принципе можно и примеров этому, к счастью достаточно большое количество, но все зависит от того, насколько сильно ослаблен организм, имеются ли у больного раком какие-нибудь наследственные заболевания, а также серьезные противопоказания к приему тех или иных препаратов.

  Убивая раковые клетки, яды проникают во все части человеческого тела, уничтожая даже те клетки, которые никакой опасности для организма не представляют.

  На сегодняшний день процесс восстановления после приема химических препаратов является даже более сложным, важным и длительным, чем само лечение рака, потому назначают курс восстановления больным сразу же после завершения химии.

Обычно процесс восстановления заключается в следующих обязательных восстановительных процедурах:

  • процедуры, направленные на восстановление почек после приема химии;
  • процедуры, предназначенные для обновления крови после приема химических ядов;
  • прохождение курсов восстановления иммунитета и микрофлоры;
  • прием лекарств, направленных на нормализацию работы печени;
  • реабилитационный курс по приведению в норму сердечных ритмов;
  • прием лекарств, предназначенных для восстановления кишечного тракта и желудка;
  • комплексные меры по выведению больного из депрессивного состояния, вызванного болезнью.

Все пациенты онкологических клиник, чей организм выдержал не только саму химиотерапию, но и восстановительный курс могут говорить о том, что жить они будут, при условии отсутствии ремиссии,  долго и счастливо, вплоть до наступления иных обстоятельств. Большинство, победивших рак, живут, не имея проблем со здоровьем, достаточно продолжительно время.

Естественно, что отказаться от приема лекарств, могущих привести к катастрофическим последствиям и даже смерти можно, но вероятность того, что человек выживет, а его организм восстановиться всегда намного выше, чем те шансы, которые будут у человека, отказавшегося от любого медицинского вмешательства.

Отказаться от химии можно на законных основаниях, но делать этого не следует, так как своим отказом человек лишает себя не только возможности жить и радовать своим присутствием близким, но и возможности узнать насколько он силен. Способен ли он преодолеть все, ради права на жизнь, потому огромное значение специалисты придают не только вышеозначенным процедурам, но и душевному состоянию больного тому, хочет он жить, или умереть.

  Пациенты, прошедшие полный курс  химиотерапии и идущие на поправку, должны предпринять все возможное для того чтобы как можно быстрее восстановиться. В ход можно пустить любые средства, в том числе и те, от которых обычные врачи много пользы не видят.

ПОДРОБНОСТИ:   При каком артериальном давлении может быть инсульт?

После химиотерапии организм нуждается, прежде всего, в поддержании его основных функции,  что возможно только в результате регулярного приема лечебных трав и отваров,  а также при правильном и регулярном питании. Такие обычные и вполне привычные для нас травы и растения, как крапива, элеутерококк, тысячелистник, золотой корень, цикорий и донник могут существенно уменьшить последствия после химиотерапии.

Кроме того, специалисты советуют больным, прошедшим курс  химиотерапии питаться так часто, как это можно, пережевывая пищу самым тщательным образом, что позволит избежать приступов тошноты. Пить следует очень медленно, стараясь делать небольшие глотки. Лучше воздержаться от сладостей, солений и пищи хорошо приправленной чесноком и перцем.

Химиотерапию безопасной считать нельзя, принимая решение пойти на этот шаг, пациенты должны понимать, что, несмотря на то, что врачи будут делать все возможное, риск летального исхода всегда сохраняется.

  У больного могут отказать почки и печень, сердце, не выдержать психика и проявиться еще множество всевозможных побочных эффектов, но шансы на жизнь всегда имеются, и отказываться от них никто, даже самому безнадежному с медицинской точки зрения больной, не следует, в борьбе за выживание стоит делать все, что возможно.

  Наличие в организме раковой опухоли – это практически всегда 100% летальный исход, но современная медицина дает пациентам уникальный шанс через боль и мучения проложить себе дорогу к новой здоровой жизни.

Крепкий сон, удобная и мягкая постель, качественная пища, употребление всех назначенных врачом лекарств и продолжительный отдых благотворно сказываются на всех, кто начал борьбу с болезнью.

Имеются случаи, когда женщины, прошедшие интенсивный курс химиотерапии и много лет жившие за счет употребления лекарств выздоравливали, проходили реабилитацию, и жили дальше вполне полноценно, рожая и воспитывая детей.

ПОДРОБНОСТИ:   Какое нормальное давление после инфаркта

Опухоль нарушает нормальную деятельность организма, еще более пагубное воздействие оказывают применяемые методы ее лечения, в том числе и насыщение организма ядами и токсинами, но в любом случае стоит помнить, что больные, чье тело выдержало все эти процедуры остаются жить и живут 10, 20, 30 лет. Дети, больные раком выздоравливают и становятся взрослыми, а взрослые доживают до глубокой старости.

  Вопрос о том, сколько же можно прожить после курса химии является неуместным, так как ответ на него зависит от самого больного, от того, что именно он готов делать, чтобы его шаги к выздоровлению были быстрыми и уверенными.

Ишемическая болезнь сердца

Ишемия миокарда, реже — инфаркт миокарда или аритмии, индуцированные ишемией, являются побочными эффектами ряда методов лечения онкозаболеваний.

В основе этих осложнений лежит целый спектр механизмов: от прямого индуцирования вазоспазма, эндотелиального повреждения и развития артериального тромбоза до долгосрочных изменений метаболизма липидов и, соответственно, преждевременного развития атеросклероза (таблица 1). Лучевая терапия на область средостения может усугублять поражение коронарных артерий, вызванное химиопрепаратами.

Таблица 1. Патофизиологические механизмы развития ИБС на фоне лечения онкозаболеваний.

Психологический фактор

Большинство современных врачей полагают, что побороть рак может только тот пациент, который не отказался от борьбы, а продолжил ее вопреки всему. После курса химиотерапии крайне важен не просто прием препаратов, могущих оказать благотворное воздействие на все пораженные химией органы, а прежде всего, психологический настрой.

Пациенты, изначально отказывающиеся от приема лекарств, готовящиеся к смерти и уверенные в своей беспомощности жить и бороться с раком не способны. Депрессия и плохое настроение, вызванные ожидаемыми последствиями болезни  способны с новой силой заставить раковые клетки распространяться и поражать новые органы.

Психологический фактор при назначении химиотерапии, а также после проведения восстановительных процедур занимает ведущее положение, поскольку то, как долго придется жить после химиотерапии, зависит от самого человека, а также от его родственников, обязанных поддержать больного в сложный для него период.

  Отчаиваться, узнав о том, что предстоит пройти, больному ни в коем случае нельзя, поскольку надежда всегда остается и ради нее стоит жить, руки опускать не следует, необходимо делать все возможное для того, чтобы излечить болезнь.

Источник: https://1serdce.ru/infarkt/vozmozhna-khimioterapiya-posle-infarkta/

Осложнения лучевой и химиотерапии онкологических заболеваний: ИБС, инсульт, венозная тромбоэмболия,

Может ли химиотерапия спровоцировать инсульт

Ишемическая болезнь сердца

Ишемия миокарда, реже  – инфаркт миокарда или аритмии, индуцированные ишемией, являются побочными эффектами ряда методов лечения онкозаболеваний.

В основе этих осложнений лежит целый спектр механизмов: от прямого индуцирования вазоспазма, эндотелиального повреждения и развития артериального тромбоза до долгосрочных изменений метаболизма липидов и, соответственно, преждевременного развития атеросклероза (таблица 1). Лучевая терапия на область средостения может усугублять поражение коронарных артерий, вызванное химиопрепаратами.

Таблица 1. Патофизиологические механизмы развития ИБС на фоне лечения онкозаболеваний.

Фторпиримидины

Фторпиримидины (такие как 5-фторурацил и его пероральная форма капецитабин) используются для лечения онкозаболеваний ЖКТ и некоторых других локализаций. Риск развития ишемии миокарда зависит от дозы, пути введения и схемы химиотерапии.

Боль в груди и изменения ЭКГ чаще возникают в покое в дни введения химиопрепарата.  Иногда проявления ишемии сохраняются после отмены препаратов. Проблема ишемии миокарда, индуцированной фторпиримидинами, может быть недооценена клинически.

Последние исследования показали, что у 5-6% пациентов, получавших 5-ФУ, при стресс-тестах выявлялась безболевая ишемия миокарда. Также применение 5-ФУ может приводить к развитию острого ИМ. Пациентам, получающим эти препараты, следует регулярно выполнять ЭКГ.

При выявлении признаков ишемии миокарда следует прерывать терапию.

Иммунная и таргетная химиотерапия

Препараты этих групп, воздействующие на сигнальные пути фактора роста эндотелия сосудов (VEGF), увеличивают риск коронарного тромбоза.

Эти сигнальные пути важны для поддержания жизнеспособности клеток эндотелия, а ингибирование этих путей приводит к повреждению клеток эндотелия и их гибели. Риск тромбоза зависит от исходного заболевания и конкретного препарата.

Так, для моноклонального антитела к рецептору VEGF бевацизумаба, риск составляет менее 1% при адьювантной терапии рака молочной железы, а при лечении метастатических форм онкозаболеваний – 3,8%.

Лучевая терапия

Наддиафрагмальная (а при некоторых заболеваниях и поддиафрагмальная) лучевая терапия ассоциируется с высоким риском развития ИБС как за счет агрессивного течения атеросклероза, так и за счет других процессов, приводящих к разрывам бляшек и тромбозу коронарных артерий, а также, возможно, и за счет коронарного спазма.

Для атеросклероза, вызванного лучевой терапией, характерно устьевое поражение коронарных артерий. Чаще всего затрагиваются передняя нисходящая артерия (при облучении левой молочной железы) и ствол левой коронарной артерии (при лечении лимфомы Ходжкина).

Есть данные, что у женщин, которым проводилась лучевая терапия по поводу рака левой молочной железы, частота положительных стресс -тестов достоверно выше, чем у получавших лечение по поводу рака правой молочной железы.

Манифестация ИБС может быть быстрой (первое проявление болезни – ОКС или внезапная смерть), но чаще эффект бывает отсроченным.

Например, изменения после лечения лимфомы чаще манифестируют через 15-20 лет (причем, молодые пациенты более восприимчивы к такому воздействию).

Пациенты, выжившие после лечения лимфомы Ходжкина, характеризуются риском ИБС в 4-7 раз большим, чем вся популяция. Через 40 лет после лечения у 50% пациентов диагностируется ИБС.

Исходя из этих данных, оправдано проводить регулярное скрининговое обследование всех пациентов, которым проводилась лучевая терапия соответствующей локализации, начиная с момента 10-15 лет после лечения и далее пожизненно.

Дополнительными факторами риска возникновения или осложнений ИБС в результате лучевой терапии являются сопутствующий прием антрациклинов, молодой возраст, высокие дозы облучения (>30 Грей), отсутствие экранирования грудной клетки, классические факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний и предсуществующая ИБС.

Внезапная сердечная смерть  – явление, описанное у пациентов, подвергавшихся облучению. Связано оно было с диффузной гиперплазией интимы всех коронарных артерий или с гемодинамически значимым поражением ствола ЛКА.

Для предотвращения поражения сердца должны быть использованы такие методы, как максимально возможное снижение дозы облучения, тангенциальные поля облучения, экранирование структур сердца.

В настоящее время существуют технологии, основанные на 3D планировании полей облучения с построением гистограмм доза-объем, а также различные симмуляционные программы.

С помощью результатов КТ или МРТ можно достаточно точно идентифицировать контуры опухоли, а специальные программы рассчитывают распределение облучения.

Особенности диагностики и лечения

Перед началом химиотерапии или лучевой терапии важно выявить ИБС или другие сердечно-сосудистые заболевания, поскольку их исходное наличие значительно повышает риск дальнейших осложнений лечения онкозаболеваний.

Часто на фоне химио- и лучевой терапии развивается тромбоцитопения, поэтому лечение симптомной ИБС и ОКС крайне затруднено.

Вообще, применение антитромботической терапии у получающих химио- или лучевую терапию часто противопоказано или очень ограничено.

Пациентам, которым выполняется ЧКВ, необходимо использовать двойную антитромбоцитарную терапию как можно меньше по времени  для минимизации риска кровотечений.

Клиника ИБС часто носит атипичный характер, зачастую развивается безболевая ишемия миокарда (за счет нейротоксических эффектов лучевой и химиотерапии).

В случае развития вазоспазма на фоне химиотерапии следует сменить используемый препарат. Если иных вариантов нет, продолжать терапию следует на фоне профилактического введения нитратов и/или антагонистов кальция под тщательным контролем.

В случае развития любых осложнений химио- и лучевой терапии со стороны сердечно-сосудистой системы пациенты подлежат длительному наблюдению кардиологом.

Тромбоэмболические осложнения фибрилляции предсердий

Для оптимизации антитромботической профилактики у пациентов с ФП обычно используют шкалы CHA2DS2-VASc и HAS-BLED. Однако обе эти шкалы не валидизировались у пациентов с онкозаболеваниями.

У пациентов с онкозаболеваниями повышен риск как тромбоэмболических осложнений, так и кровотечений. Поэтому принятие решения о назначении антитромботической терапии может быть достаточно сложным и отличаться от общей популяции.

Пациентам со значением CHA2DS2-VASc≥2 антикоагулянты могут быть назначены при числе тромбоцитов более 50 тыс/мкл (как правило, речь идет об АВК при условии хорошего контроля МНО – время пребывания в терапевтическом диапазоне МНО > 70%).

В случае формально низкого риска ТЭО в соответствии со значениями CHA2DS2-VASc антикоагулянты все равно могут быть назначены, принимая во внимание риск венозной тромбоэмболии.

НМГ назначают в качестве краткосрочного лечения, либо как альтернатива варфарину у пациентов с высоким риском кровотечений или метастатическим поражением.

Данные по НОАК пока относительно ограничены. Кроме того, в исследования этих препаратов не включались пациенты с уровнем тромбоцитов менее 100 тыс/мкл. Однако мета-анализ исследований НОАК показал, что эти препараты безопасны для пациентов с онкозаболеваниями.

Артериальные тромбозы

Артериальные тромбозы достаточно редки у пациентов с онкозаболеваниями (около 1%).

Чаще они развиваются у пациентов с метастазирующим раком поджелудочной железы, молочной железы, колоректальным раком или раком легких, а также у пациентов, получающих антрациклины, таксаны, химиопрепараты на основе платины, а также ингибиторы VEGF. Чаще всего речь идет о пациентах с неблагоприятным прогнозом. Протромботический статус может увеличивать риск ТЭО у пациентов с ФП.

У пациентов с раком молочных желез, получающих гормональную терапию, риск артериальных тромбозов выше у использующих ингибиторы ароматаз по сравнению с тамоксифеном (по- видимому, за счет несколько более благоприятного влияния тамоксифена на липидный профиль).

Особенности лечения артериальных тромбозов у онкологических пациентов плохо изучены.

В случае повторных эпизодов артериальных тромбозов следует исключить наличие антител к фосфолипидам.

ВТЭО

Венозный тромбоз и тромбоэмболия развиваются у 20% госпитализированных больных с раком (причем часто эти осложнения остаются не диагностированными).

Помимо собственного влияния онкозаболевания, риск ВТЭО может повышаться на фоне химиотерапии (в том числе, с учетом использования неудаляемых венозных катетеров).

Антитромботическая профилактика должна проводиться минимум в течение 4 недель после оперативного лечения.

У амбулаторных пациентов с раком мочевого пузыря, толстой кишки, яичников, легких, желудка и поджелудочной железы, получающих химиотерапию, риск ВТЭО также повышен, но целесообразность медикаментозной профилактики у таких пациентов неясна.

Таблица 2. Факторы риска венозной тромбоэмболии у онкологических пациентов.

Химиотерапия в комбинации с ингибиторами VEGF повышает риск ВТЭО в 6 раз, повторных ВТЭО – в 2 раза.

Выявление тромботических эпизодов в первую очередь основывается на наличии соответствующих симптомов. Ни одна из стратегий скрининга тромботических осложнений себя не оправдала.

Часто при визуализации очага поражения находками являются бессимптомные тромбозы и даже ТЭЛА.

Оптимальная стратегия лечения в этом случае не ясна, однако с целью профилактики повторных эпизодов такие тромбозы лечат как обычные.

Для лечения подтвержденного острого эпизода ВТЭО у гемодинамически стабильных пациентов следует назначать НМГ на 3-6 месяцев (такая терапия эффективнее варфарина при сходной частоте кровотечений и смертности). Риск геморрагических осложнений на фоне антикоагулянтной терапии ВТЭО у онкологических пациентов в 6 раз выше в сравнении с обычными пациентами с ВТЭО.

Онкозаболевания значительно повышают риск повторных ВТЭО, поэтому после окончания периода первоначального лечения антикоагулянтами следует оценить возможность назначения антикоагулянтной профилактической терапии (до того момента, когда рак будет считаться «вылеченным»).

Данные по НОАК у этой категории больных ограничены анализом в подгруппах в исследованиях, сравнивающих НОАК и варфарин (не было получено данных о различиях по частоте повторных ВТЭО и кровотечений). С НМГ НОАК не сравнивались. Разные НОАК могут отличаться между собой в связи с лекарственными взаимодействиями и разной чувствительностью к почечной и печеночной дисфункции.

Если повторное ВТЭО произошло на фоне антикоагулянтов, следует изменить терапию (перейти с АВК на НМГ, если пациент уже получает НМГ – увеличить дозу).

На настоящий момент нет четких доказательств целесообразности проведения тромболизиса в случае развития ТЭЛА с гемодинамической нестабильностью у этой категории пациентов, что связано со значительно повышенным риском кровотечений.

Однако в ряде случаев (ориентируясь на ожидаемую продолжительность жизни) тромболизис может быть выполнен, принимая во внимание высокую смертность от такого типа ТЭЛА. Важно помнить о противопоказаниях к тромболизису у пациентов с опухолями ГМ и метастазами в ГМ.

Также может быть выполнена хирургическая эмболэктомия, однако смертность во время этого вмешательства достаточно высока, и кардиопульмональное шунтирование требует агрессивной антикоагуляции.

Что касается профилактики ВТЭО у пациентов на химиотерапии, в настоящее время рекомендовано проводить медикаментозную профилактику (преимущественно, НМГ) амбулаторным пациентам с высоким риском ВТЭО (например, получающим анти-ангиогенные препараты по поводу множественной миеломы, либо химиотерапию по поводу местнораспространенного или метастатического рака поджелудочной железы или легких), но без высокого риска кровотечений.

У пациентов с центральным венозным катетером показано использование гепарина или АВК (причем применение гепарина ассоциировано с большей частотой тромбоцитопении и бессимптомных тромбозов глубоких вен).

Атеросклероз периферических артерий и инсульт

Тяжелое атеросклеротическое и неатеросклеротическое поражение артерий нижних конечностей может развиться у пациентов (до 30%), получающих нилотиниб, понатиниб или ингибиторы тирозин-киназы BCR-ABL (например, для лечения миелоидного лейкоза).

Поражение может развиться даже в отсутствие факторов риска АПАНК, а в присутствии таких факторов риск поражения артерий нижних конечностей еще увеличивается.  Поражение может развиться как в первый месяц терапии, так и отсрочено, в том числе – годы спустя после лечения.

Ряд химиопрепаратов (например, L-аспарагиназа, цисплатин, метотрексат, 5-фторурацил и паклитаксел) может вызывать феномен Рейно.

Риск инсульта повышается (по меньшей мере, вдвое) после лучевой терапии на область средостения, шеи или головы. Происходит повреждение и тромбоз малых сосудов головного мозга.

В сосудах среднего и крупного калибра описаны три патофизиологических механизма, повышающих риск инсульта – окклюзия vasa vasorum с последующим медианекрозом и фиброзом, фиброз адвентиции, а также прогрессирование атеросклероза (чаще развивается более чес через 10 лет после лучевой терапии).

Похожие механизмы повреждения описаны для аорты и других периферических сосудов (включая подключичные и подвздошно-бедренные артерии, что приводит к ишемии конечностей).

Пациентам, которым проводилась лучевая терапия на область шеи или головы, а также лечение лимфомы, должно выполняться ультразвуковое исследование церебральных сосудов (особенно начиная с периода 5 лет после лучевой терапии).

Исследование должно повторяться каждые 5 лет (или чаще, если при первом исследовании были обнаружены отклонения).

Признаки постлучевых поражений других артерий выявляют при физикальном осмотре или по наличию соответствующих симптомов.

Jose Luis Zamorano, Patrizio Lancellotti, Daniel Rodriguez Muñoz, et al. 2016 ESC Position Paper on cancer treatments and cardiovascular toxicity developed under the auspices of the ESC Committee for Practice Guidelines. European Heart Journal (2016) 37, 2768–2801.
http://eurheartj.oxfordjournals.org/content/ehj/37/36/2768.full.pdf

Материал подготовлен сотрудником лаборатории клинических проблем атеротромбоза отдела ангиологии РКНПК им. А.Л. Мясникова к.м.н. Шахматовой О.О.

Источник: http://www.noat.ru/Go/ViewPage/id=167

Неврологические побочные эффекты химиотерапии

Может ли химиотерапия спровоцировать инсульт

Химиотерапия часто является лучшим способом лечения рака, но она не лишена рисков или значительных побочных эффектов, в том числе для мозга и нервной системы.

Многие из лекарств, используемых для борьбы с раком, также затуманивают наши умы и нервы, которые посылают информацию в наш мозг.

Не всегда легко отличить симптомы друга от врага.

Является ли конкретный симптом из-за рака, или лекарства, борющегося с этим раком? Или это из-за чего-то совершенно другого?

Есть много различных способов, которыми химиотерапевтические агенты могут повредить нервную систему. То, что следует, далеко не исчерпывающее, но дает обзор некоторых способов химиотерапии, которые могут повредить нервную систему.

Осложнения могут произойти рано или поздноВ то время как некоторые неврологические последствия химиотерапии возникают немедленно, другие могут развиваться годами. Например, бусульфан часто используется для подготовки пациентов к пересадке стволовых клеток, но он также обычно связан с судорогами во время его введения.

По этой причине противоэпилептические препараты, такие как фенитоин, могут использоваться во время его приема для предотвращения судорог. Тем не менее, риск возникновения судорог улучшается, когда лекарство больше не предоставляется.

Цитарабин иногда используется для лечения лейкемии и лимфом, а также может привести к осложнениям вскоре после введения. Например, это может привести к путанице и энцефалопатии, а также к таким признакам мозжечка, как неуклюжесть (атаксия). Лечение должно быть немедленно прекращено, если это происходит.

Некоторые пациенты выздоравливают, но некоторые нет. Цитарабин также можно вводить интратекально, но иногда это может привести к поперечной миелопатии с параличом ног и дисфункцией сфинктера. Опять же, лечение должно быть немедленно прекращено, если это произойдет. Повреждение позвоночника от цитарабина обычно носит постоянный характер.

Метотрексат может быть использован для лечения широкого спектра раковых заболеваний, а также вызывает широкий спектр потенциальных побочных эффектов, некоторые из которых могут возникнуть рано, а другие поздно. Например, это может вызвать асептический менингит, который возникает почти сразу, когда препарат вводится интратекально.

Асептический менингит обычно следует за интратекальным введением и встречается у 10-50% пациентов, которые получают препарат таким образом. Симптомы включают головную боль и ригидность затылочных мышц, а также тошноту, рвоту и жар. Лечение обычно не требуется, так как симптомы проходят самостоятельно.

В отличие от этих более острых осложнений, метотрексат также вызывает лейкоэнцефалопатию, что означает нарушение головного мозга из-за изменений в миелинизированных областях мозга, которые могут возникать даже спустя годы после прекращения приема лекарств. Особенно это касается применения метотрексата для лечения заболеваний молодых людей, таких как лейкоз у детей. Побочные эффекты могут варьироваться от легкой неспособности к обучению до тяжелой деменции. На МРТ можно увидеть характерные поражения.

Когнитивные изменения

Тяжелые когнитивные изменения, такие как метотрексатная лейкоэнцефалопатия, не являются уникальными только для этого препарата. На самом деле, когнитивные изменения настолько распространены в химиотерапии, что для описания этого явления был придуман неформальный термин «химиофог».

Chemofog включает в себя широкий спектр когнитивных побочных эффектов, часто связанных с химиотерапевтическими препаратами, с симптомами, варьирующимися от легкого замешательства до тяжелой деменции. Постоянство этих изменений также может варьироваться.Например, ифосфамид является средством, используемым для лечения солидных опухолей.

Препарат может иногда вызывать энцефалопатию, но обычно она восстанавливается вскоре после остановки препарата. Другие энцефалопатии, такие как лейкоэнцефалопатия метотрексата, могут вызывать длительный дефицит.

Синдром задней обратимой энцефалопатии (PRES) является еще одним потенциальным осложнением многих химиотерапевтических средств, в частности циклоспорина и такролимуса. Эти препараты часто используются для подготовки людей к пересадке органов.

Симптомы могут включать головную боль, спутанность сознания, судороги или очаговый неврологический дефицит. На снимках МРТ наблюдаются похожие на облака интенсификации, которые часто присутствуют в задней части мозга. Лекарства должны быть остановлены или изменены, если PRES присутствует.

Инсульт

Рак часто вызывает то, что врачи называют гиперкоагуляционным состоянием, а это означает, что сгустки крови более склонны к форматированию в неподходящее время. Например, сгусток может образоваться в мозге, вызывая инсульт.

К сожалению, некоторые химиотерапии могут также вызвать инсульты, такие как метотрексат, цисплатин, иматиниб и другие.

Некоторые агенты, такие как бевацизумаб и сунитиниб, преднамеренно нацелены на кровеносные сосуды, поскольку опухоли часто создают новые сосуды для отправки питательных веществ к аномальному росту. К сожалению, побочные эффекты могут включать кровоизлияние или ишемические инсульты.

В качестве другого примера, L-аспарагиназа часто используется для лечения острого лимфобластного лейкоза (ALL) и иногда вызывает образование тромбоза венозного синуса даже у детей. Это обычно решается с перерывом в режиме лечения. Если затем вводится разбавитель крови, иногда лечение может быть возобновлено.

Периферические невропатии

Периферические невропатии являются распространенным побочным эффектом химиотерапии, особенно для платиносодержащих агентов, таких как цисплатин и оксалиплатин.

Периферическая невропатия, вызванная цисплатином, вызывает прогрессирующее онемение и парестезии, которые начинаются по краям пальцев рук и ног и распространяются внутрь.

Хотя ощущение тела в космосе повреждено, ощущение боли и температуры почти всегда сохраняется, что отличает невропатию цисплатина от большинства невропатий, которые могут быть вызваны самим раком.

Риск снижения дозы или перехода на менее нейротоксический агент, такой как карбоплатин, необходимо сопоставить с преимуществами продолжения терапии цисплатином. Невропатия может ухудшиться или даже начаться через несколько месяцев после прекращения приема цисплатина.

Оксалиплатин связан с внезапным появлением парестезий в области рук, ног и вокруг рта, которые усиливаются от холода. Она также может вызывать невропатию, аналогичную нейропатии, вызванной цисплатином, хотя нейропатия оксалиплатина более легко обратима.
Другие химиотерапевтические средства, связанные с периферической невропатией, включают доцетаксел, винкристин и паклитаксел, среди многих других.

Нервно-мышечные повреждения

Нервно-мышечное повреждение встречается реже, чем периферическая невропатия, но все же может возникнуть в результате химиотерапии. Доксорубицин, цисплатин, этопозид и другие могут на самом деле привести к симптому, похожему на миастению.

Иматиниб, используемый для лечения некоторых форм лейкемии, может вызывать мышечные спазмы и миалгию, но они обычно слабо выражены и реагируют на такие лекарства, как кальций или магний.

Ни для кого не секрет, что химиотерапия является очень мощным препаратом с высоким риском побочных эффектов.

То, что написано здесь, это только очень общий план. Существует причина, по которой эти лекарства обычно хранятся в резерве для таких серьезных заболеваний, как рак, при которых польза от приема препарата перевешивает даже значительные риски.

Цель этой статьи не в том, чтобы отговорить тех, кто нуждается в этих лекарствах, от их приема, а в том, чтобы люди знали о потенциальных побочных эффектах, чтобы лучше ориентироваться в сложностях лечения рака.

Источник: http://Health-ambulance.ru/2742-neurological-side-effects-of-chemotherapy.html

Больница103.Ру
Добавить комментарий